Category: философия

Пара версий одной мысли

В подборке «20 открыток с солнечным настроением» открытка

Нет, я, конечно, найду выход из любой ситуации, но удивляет другое: как я, зараза, нахожу туда вход?

живо напомнила мне одну из фраз, любимых моим партнёром по множеству интересных работ Нурали Нурисламовичем Латыповым. Увы, не берусь воспроизвести её в исходном цветистом восточном стиле, ибо сам по редакторской привычке сократил до минимума: «умный выберется из положения столь сложного, что мудрый туда не попадёт».

Вспышкопускатель над селом

«Роковая целина»: «Чего нам стоил «быстрый хлеб» Никиты Хрущёва» + «Между целиной и кукурузой…»: «Как хрущёвские «новации» приближали распад СССР» + «Кукурузное безумие»: «О самом знаменитом начинании Н.С. Хрущева». Изучая деяния Никиты Сергеевича Хрущёва, неизменно убеждаюсь: из всех вариантов, доступных ему, он безошибочно выбирал наихудший. Просто потому, что был троцкистом. Вовсе не потому, что в ходе внутрипартийных дискуссий 1920-х годов пару раз голосовал за предложения Лейбы Давидовича Бронштейна: тот сам столько раз менял свои воззрения, что время от времени его лозунги поддерживал даже Иосиф Виссарионович Джугашвили. А потому, что при всех колебаниях Бронштейн всегда хотел всего, сразу и любой ценой (как я отмечал ещё в 1970-х годах, _любую_ цену всегда платят из _чужого_ кармана). И вокруг него естественным образом группировались те, кто хотел всего, сразу и любой ценой. Поэтому ни он сам, ни ему подобные не задумывались над отдалёнными последствиями своих желаний. Между тем по меньшей мере со времён Сунь Цзы известно: тактические выигрыши слишком часто оборачиваются стратегическими проигрышами. Деятельность Хрущёва — более чем убедительная иллюстрация пагубности забвения законов стратегии.

Купить Украину

"Комсомольская правда" опубликовала расшифровку эфира с моим участием. Правда, изрядно подчистили. Например, я ни разу не сказал "Иисус", но только "Иешуа Иосифович Давыдов". И многие эвфемизмы вроде "за зубчатой стеной" поубирали. Есть и ошибки: русских в Галичине истребляли в (австрийских) концлагерях не во Вторую Мировую войну, а ещё в Первую. И, увы, заметно сократили: уложить 45 минут эфира (включая беседы со слушателями, звонящими по телефону) на одну газетную полосу формата А3 невозможно. Но в целом суть передана верно.

Итоги, прогнозы и правда жизни

Очередную заметку в "Бизнес-журнале" редакция резко сократила: из-за изменений формата и макета на одну полосу там умещается уже не 5600 знаков, а только 4000. Причём выяснилось это уже при вёрстке, когда возможности связаться для сокращений со мной уже не было. Впрочем, нет худа без добра: теперь -- после этого эксперимента с сокращением -- мне там отводят две полосы, а в 8000 знаков можно уместить куда больше вкусных подробностей.