Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Червю несложно вывернуться из-под подошвы

Как только в ходе обсуждения «Без творческих колебаний» stopwor ткнули тем местом, что у людей именуется лицом, в сведения о качественном превосходстве ИС-2 над восхитившим его «Тигром», stopwor тут же переключилось на тему недокомплекта советских воинских подразделений по сравнению со штатным расписанием (у немцев данная проблема решалась регулярным пересмотром штатного расписания сообразно фактическому наличию сил и средств).

Сколково неизменно против понимания

««Мы снова оказались в 1929 году…»»: «Глава Сколтеха откровенно рассказал о катастрофе в российском инженерном образовании». О степени откровенности (и адекватности) можно судить, например, по фразе «Например, сопромат – эта дисциплина исчезла в Европе, такого понятия нет вообще. Никакой практической ценности он не имеет. А у нас людей этому учат до сих пор». Автор вообще предпочитает, чтобы специалисты поменьше знали о сути своих специальностей: «Допустим, есть инженер, который всю жизнь проектирует редукторы. Надо сделать для него такой софт, который «экранирует» его от сложных математических расчетов, чтоб он работал только в привычной ему среде, а всё, что из неё выпадает, программа обсчитывала бы за него сама. Сейчас главные производители софта на планете работают над такими решениями». Насколько я могу судить, идеал автора (и, похоже, всего Сколтеха) — люди, надрессированные нажимать нужные в конкретной задаче кнопки, понятия не имея ни о сути задачи, ни о стоящих за кнопками закономерностях. Но таким системам вообще не нужны инженеры.

Читал я когда-то, что Владимир Григорьевич Шухов, придумав башню в виде гиперболоида, обнаружил, что спрос на неё многократно превосходит его личную скорость инженерного расчёта. Тогда он создал формулы вычисления размеров всех компонентов башни по заданным требованиям: высота, грузоподъёмность и ещё какие-то подробности. Когда в контору Александра Вениаминовича Бари, где Шухов был главным инженером, приходил очередной заказчик, Шухов за чаепитием выяснял и записывал на разработанный им же бланк всё нужное и при очередной смене заварочного чайника передавал бланк команде счетоводов. Они по формулам Шухова вычисляли всё необходимое и проставляли на шуховском стандартном чертеже, а заодно рассчитывали по другим формулам Шухова смету строительства. Заказчику оставалось лишь подписать чертёж и смету.

Описанный в интервью подход способен воспитать счетоводов, сидевших рядом с шуховским кабинетом. Но из такого Сколтеха не выйдут не только новые Шуховы, но даже люди, способные понять шуховские расчётные формулы.

Эксперимент на ангажированном жюри

Кто и за что не любит контрразведку

«В апреле 2016-го. Если бы СМЕРШ вернулся»: «Мы уже писали о параллельном сосуществовании двух государств: России скучных документов и России хардкорного тёмного фэнтези. В последней большевики внезапно напали на страну и свергли царя, в ГУЛАГе погибли то ли 30, то ли 100 миллионов, а в космос наши соотечественники полетели вопреки государственному устройству. В первой всё было куда логичнее, но совсем не так ярко. Поэтому реальность отечественной истории до сих пор живёт в тени кровавой клюквенной легенды».

Охота на ведьмаков уже очевидно преступна

Манипуляция всегда корыстна

«Информация и деформация»: «Писатель Евгений Водолазкин — о метаморфозах смыслов ». Ещё Томас Томасович Хоббс (1588-04-05–1679-12-04) предупредил: «Люди отступают от обычая, когда этого требует их интерес, и действуют против разума, когда разум против них. Вот чем объясняется, что учения о силе и несправедливости постоянно оспариваются как пером, так и мечом, между тем как учения о линиях и фигурах не подлежат спору, ибо истина об этих последних не задевает интересов людей, не сталкиваясь ни с их честолюбием, ни с их выгодой или вожделениями. Ибо я не сомневаюсь, что если истина, что сумма углов треугольника равна сумме двух углов квадрата, противоречила бы чьему-либо праву на власть или интересам тех, кто уже обладает властью, то, поскольку это было бы во власти тех, чьи интересы задеты этой истиной, учение геометрии было бы если не оспариваемо, то путём сожжения всех книг по геометрии было бы вытеснено». Мы знаем это утверждение в упрощённом пересказе Владимира Ильича Ульянова (1870-04-22–1924-01-21): «Известное изречение гласит, что если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, то они наверное опровергались бы». Ещё чаще бытует упрощённый пересказ этого упрощённого пересказа: «Если бы математические аксиомы затрагивали наши страсти, они до сих пор были бы предметом жестоких споров».