Category: технологии

Люди нужны производству, но не торговле

«Second Bill of Rights» («Второй Билль о правах»). На случай очередных википедических чудес копирую описание данного творения команды Фрэнклина Делано Джэймсовича Рузвелта полностью.Collapse )Не правда ли, куда больше похоже на Джона Доналда Кристофер-Фредериковича Трампа и Иосифа Виссарионовича Джугашвили, нежели на Джона Кэлвина Джон-Кэлвиновича Кулиджа и Дмитрия Анатольевича Медведева.Collapse )Из всего приведенного очевидно: производственная логика — в отличие от торговой — неукоснительно приводит к социализму. Сперва в смысле общественного обеспечения основных человеческих потребностей, а потом и в смысле общественной организации производства, необходимого для удовлетворения этих потребностей.

Производство — дело общественное

В дополнение к статье «Секрет успеха Сталинской экономики» (как обычно у norg_norg, с изрядной дозой ненормативной лексики, но со вполне здравыми рассуждениями) — мои статьи для «Бизнес-журнала» (увы, недоступные сейчас на его сайте в связи с многократной реорганизацией) «Умножать полезнее, чем делить» («Развивать РФ придётся без экономического блока правительства») © 2016-12-18 04:00Collapse )и «Безработицу создают не роботы» («С точки зрения производства человек — главная ценность» © 2016-11-16 23:18Collapse )Как видно из приведенных примеров, производственная логика — в отличие от торговой — неукоснительно приводит к социализму.

Сколково неизменно против понимания

««Мы снова оказались в 1929 году…»»: «Глава Сколтеха откровенно рассказал о катастрофе в российском инженерном образовании». О степени откровенности (и адекватности) можно судить, например, по фразе «Например, сопромат – эта дисциплина исчезла в Европе, такого понятия нет вообще. Никакой практической ценности он не имеет. А у нас людей этому учат до сих пор». Автор вообще предпочитает, чтобы специалисты поменьше знали о сути своих специальностей: «Допустим, есть инженер, который всю жизнь проектирует редукторы. Надо сделать для него такой софт, который «экранирует» его от сложных математических расчетов, чтоб он работал только в привычной ему среде, а всё, что из неё выпадает, программа обсчитывала бы за него сама. Сейчас главные производители софта на планете работают над такими решениями». Насколько я могу судить, идеал автора (и, похоже, всего Сколтеха) — люди, надрессированные нажимать нужные в конкретной задаче кнопки, понятия не имея ни о сути задачи, ни о стоящих за кнопками закономерностях. Но таким системам вообще не нужны инженеры.

Читал я когда-то, что Владимир Григорьевич Шухов, придумав башню в виде гиперболоида, обнаружил, что спрос на неё многократно превосходит его личную скорость инженерного расчёта. Тогда он создал формулы вычисления размеров всех компонентов башни по заданным требованиям: высота, грузоподъёмность и ещё какие-то подробности. Когда в контору Александра Вениаминовича Бари, где Шухов был главным инженером, приходил очередной заказчик, Шухов за чаепитием выяснял и записывал на разработанный им же бланк всё нужное и при очередной смене заварочного чайника передавал бланк команде счетоводов. Они по формулам Шухова вычисляли всё необходимое и проставляли на шуховском стандартном чертеже, а заодно рассчитывали по другим формулам Шухова смету строительства. Заказчику оставалось лишь подписать чертёж и смету.

Описанный в интервью подход способен воспитать счетоводов, сидевших рядом с шуховским кабинетом. Но из такого Сколтеха не выйдут не только новые Шуховы, но даже люди, способные понять шуховские расчётные формулы.

Некоторые технологии, созданные и по сей день совершенствуемые в стране-бензоколонке

«70 лет производственному объединению «Маяк»» + «Атомный реактор поколения III+ становится серийным»: «Рабочий ритм атомщиков Соснового Бора» с серьёзными обсуждениями.

Не можешь исполнить обещание — давай новое

«Илон Маск разработал супероружие, разрушающее мозг»: «В каком-то смысле эта технология — супероружие. Она нужна, чтобы рядовой потребитель с восторженными глазами выключился из созидательного процесса и перешёл в пассивно-ждущий. Всё унавоживание дискурса мантрами «мы безнадёжно отстали лет на 50–100» — это ковровая бомбардировка по тем, кто мог бы теоретически этот созидательный процесс осуществлять. Мог бы, но зачем, если проще обновлять ленты новостей и следить за тем, какие чудеса постоянно творятся, успевай только охать. Эти несостоявшиеся созидатели переходят в состояние пассивного ожидания чуда, обрастая мифами вместо знаний и образуя секту верующих в некий виртуальный хай-тек, который всё время вот-вот наступает, а по факту — наглухо прихвачен болтами к линии горизонта».

Несколько заметок о технологии превращения русских в антирусских

Вынесено из комментариев

fan_d_or 2018-01-19 06:39:43>

Вся эта игра с формообразованием мало влияет на возможность обнаружения наземными радарами. Главное достоинство технологии состоит в срыве захвата головок самонаведения зенитных и самолётных ракет: в диапазоне РЛС этих боевых средств, определяемом малыми габаритами антенн, «стелс»-аппарат мерцает. А алгоритм работы ГСН того поколения не предусматривал запоминание координат — потому поиск потерянной цели начинался заново и пока ракета «вертела башкой», она теряла цель окончательно и уходила в молоко.

Так что реальное преимущество возникало только по отношению к слабому технологически противнику: новые ракеты имеют продвинутые алгоритмы и запоминают сектор, в котором находится цель — и потому не крутят башкой без толку, а способны удержать в захвате и мерцающую цель.

И это не всё: существует достаточно много других чисто алгоритмических и системных возможностей уверенного наведения на такой усложнённый объект.

И главное из таких направлений — сетецентрическое управление боестолкновением: когда один элемент боевой сети (боец, самолёт, танк) располагает всей полнотой информации, имеющейся у всей боевой группы, связанной сетевыми технологиями. Так что достаточно ракету подключить к этой сети — и она намертво удержит в захвате любую псевдо-невидимку…