Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Надеюсь на гонконгский пример: одна страна — две системы

«Объединение Северной и Южной Кореи означает поражение США»: «С объединением двух Корей рушится вся архитектура тихоокеанской системы военных и торговых коммуникаций США, что является для них тяжелейшим геополитическим поражением».

Мы виновны самим фактом своего существования

Фотоподборку «Вена, Австрия, 1945» обсуждали ещё задолго до начала шабаша на киевской площади Независимости, но в обсуждении концентрация ненависти ко всему русскому не меньше, чем в нынешних истериках профессиональных украинцев (тех, кто извлекает — или хотя бы надеется извлечь — выгоду из отделения Украины от остальной России).

На всякий случай пара пояснений (в обсуждении они закопаны так глубоко, что можно и не обратить внимания).

На немецком агитационном плакате изображена не многостволка Ричарда Джордановича Гатлинга (кстати, по ходу поиска его отчества наткнулся на очень полезный не только в этом отношении ресурс «WikiTree»), а пистолет-пулемёт образца 1934-1938-1940-го годов конструкции Василия Алексеевича Дегтярёва: на кожухе его ствола вентиляционные отверстия сделаны не только на боковой поверхности, но и на торце.

Люди на садовых скамейках не покончили с собой — автор фотографии Евгений Ананьевич Халдей рассказал: «Я пошёл в парк у здания парламента, чтобы снять проходящие колонны солдат. И увидел эту картину. На скамейке сидела женщина, убитая двумя выстрелами — в голову и шею, рядом с ней мёртвые подросток лет пятнадцати и девочка. Чуть поодаль лежал труп отца семейства. На лацкане у него был золотой значок НСДАП, рядом валялся револьвер. (…) Подбежал вахтёр из здания парламента: «Это он, он сделал, не русские солдаты. Пришёл в 6 утра. Я видел его и его семью из подвального окна. На улице ни души. Он сдвинул вместе скамейки, велел женщине сесть, то же самое велел детям. Я не понял, что он собирается делать. И тут он застрелил мать и сына. Девочка запротивилась, тогда он уложил её на скамью и тоже застрелил. Отошёл в сторону, оглядел результат и застрелился сам»».

О добре и зле

Оригинал взят у bormor в сообщении от 2008-10-06 11:17:00.

— Господин, я достал его!

— Кого? — спросил Тёмный Владыка, не отрываясь от работы.

— Меч Света! Тот самый, которым можно Вас убить.

— А, этот… Ну, положи там, на полочку.

Горбатый карлик сунул принесённый свёрток на полку и пристроился у ног своего повелителя.

— Послезавтра ночь Великого Противостояния, — как бы невзначай заметил он.

— Ну и что? — равнодушно пожал плечами Тёмный Владыка.

— Жертва, господин, — напомнил карлик. — Её ещё найти надо.

— Не надо никого искать, — отмахнулся Тёмный Владыка и отложил в сторону очередную очищенную картофелину.

— Но ритуал…

— Не будет никакого ритуала! — строго нахмурил брови Тёмный Владыка. — Пора бы тебе уже привыкнуть.

Карлик насупился.

— Господин мой! Вы живёте в этой глуши уже полтора года! Вы разводите гусей и выращиваете капусту! В то время, как могли бы повелевать этим миром по праву сильного! Где Ваши Легионы Смерти? Где толпы преданных слуг? Дворцы, подземелья, ряды виселиц — где это? Великие завоевания, чудовищные деяния — всё пошло прахом. Взгляните, Добро и Свет торжествуют повсюду, даже дети не боятся ночью гулять по улицам. Как Вы можете терпеть такое, господин?

— Я же тебе уже объяснял, — отозвался Тёмный Владыка. — Добро всегда побеждает, а Зло — проигрывает. Нет никакого смысла затевать безнадёжное дело, тратить силы и средства, если нет ни малейшего шанса на выигрыш. А я, знаешь ли, люблю выигрывать. И только так!

— Но каким образом, господин мой? Пока Вы здесь прозябаете в безвестности, Свет набирает силу…

— Вот именно! — поднял палец Тёмный Владыка. — Набирает силу. А что он с этой силой будет делать? К чему приложит?

Он взял новую картофелину и стал не торопясь срезать шкурку.

— Чем займётся Добро, когда обнаружит, что драться ему не с кем? Я же вот он, сижу, не рыпаюсь, ничем себя не проявляю. А остальные — так, мелюзга одна, любому светлому герою на один зуб. А что потом? Чудища кончатся, а зубы-то останутся. И не один, а целых тридцать два. Кого прикажете грызть тогда?

Очищенная картофелина шлёпнулась в кастрюлю, Тёмный Владыка взял луковицу и принялся мелко её строгать.

— Ещё три–четыре месяца, и Добро начнет беситься от безделья. Светлые рыцари вернутся в свои земельные угодья и начнут ими управлять. А это далеко не у всех хорошо получается. Будут и территориальные споры, и грызня, и междоусобица, и завышенные налоги. Жрецы снова вспомнят о своих монастырях, станут собираться на диспуты, спорить до хрипоты и мордобоя, пока не разделятся на различные школы и направления, так бывало уже не раз. О магах я уже и не говорю. Эльфы, люди и гномы припомнят старые расовые предрассудки, разворошат былые обиды и учинят множество новых. Бойцы, привычные только сражаться, очень скоро уйдут поголовно в грабители. Воры… ну они и так всегда были личностями без стыда и совести. А борьба за власть? Ты полюбуйся, какая уже сейчас идёт грызня вокруг трона! И всё это, заметь, безо всякого моего вмешательства! Исключительно в силу особенностей человеческой природы… Ты не помнишь, я суп солил или нет?

— При мне — нет.

Тёмный Владыка посолил своё варево, попробовал и посолил ещё.

— Умение управлять и умение пробиваться наверх — это два совершенно разных таланта. И они очень редко сочетаются вместе. Значит, скорее всего, к власти придёт в конце концов какой-нибудь очень цепкий и пронырливый тип, который сможет где подкупом, где шантажом, а где и прямыми угрозами удержать всех остальных в подчинении. И озабочен он будет прежде всего собственным благополучием — иной бы просто не забрался так высоко. Вот тогда…

Он замолчал и чему-то мечтательно улыбнулся, не переставая помешивать суп.

— Что тогда? — не выдержал карлик.

— Да ничего. Тогда я подожду ещё года три–четыре, пока не наступит полная разруха и народ не взвоет. А потом возьму Меч Света, оседлаю нашего вороного, если он не помрёт к тому времени, и поеду по стране, верша подвиги направо и налево. До победного конца. Потому что, — он позволил себе короткую злорадную улыбочку, — добро всегда побеждает.

Американцев обижает любая хорошая архитектура

«Перед 9 мая американское издание включило мемориал «Родина-мать» в список самых абсурдных строений».

Update. «Американское издание исключило мемориал «Родина-мать» из списка самых абсурдных строений». Но и всё остальное, что туда включено, может показаться абсурдным только человеку, начисто лишённому вкуса, ума и фантазии.

Коллективная организация индивидуальной жизни