Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Рада против «злуки»

«Истории от Олеся Бузины: Рада против «злуки»». На всякий случай копирую полностью (с устранением очепаток и уточнением препинаков по возможности).

Переяславская Рада. Событие, которое произошло в этом городе 355 лет назад, и сегодня не даёт спать многим «переписывателям истории», злым на Богдана Хмельницкого.

Переяславская Рада. Событие, которое произошло в этом городе 355 лет назад, и сегодня не даёт спать многим «переписывателям истории», злым на Богдана Хмельницкого.



В январе сразу два юбилея: 355 лет — Переяславской Раде и 90 — «злуке» УНР и ЗУНР. Первое событие нынешние правители Украины пытаются извратить, а второе — раздуть.

Переяславская Рада, как кость в горле, торчит у всех врагов восточно-славянского единства. Если бы существовала машина времени, то, уверен, они забрались бы в неё и летели целыми «науковими інституціями» в Переяслав, дабы на четвереньках умолять гетмана Хмельницкого не принимать подданство русского царя. Что бы они Богдану ни целовали! Наверное, даже те места, которые нормальные люди не целуют.

Но так как построить машину времени невозможно, бедолагам приходится ограничиться банальными подделками, объявляя задним числом бывшее не бывшим.

За последние годы случившееся 18 января 1654 г. в Переяславе пытались назвать «временным военным союзом между Хмельницким и Москвой», «трагедией Украины и Европы» (странно, почему не всего мира?), «потерей независимости» и даже «нелегитимным актом», за который проголосовало якобы не больше сотни человек. Наконец, как заметил в юбилейном сюжете журналист одного из центральных каналов, «Нині вчені обох країн сходяться в одному: про що тоді домовилися гетьман Богдан Хмельницький та цар Олексій Михайлович, точно не відомо. Історичних документів поки ніхто не знайшов».

В действительности известно всё. И о чём договорились Хмельницкий с Алексеем Михайловичем. И как это было. И кто присутствовал. И даже документы имеются. Но так уж получилось, что большинство наших «вчених», на скорую руку переделанных из советских докторов и кандидатов исторических наук, больше всего боятся правды. Как увидят её, так сразу в обморок валятся или начинают нести околесицу про «трагедию Европы». Видимо, у них устройство такое. Мне же остаётся только вкратце рассказать о тех событиях, предоставив читателю самому судить обо всём остальном.

Начнём с того, что никакой независимой Украины на момент Переяславской Рады не существовало. Юридический статус Богдана Хмельницкого и Войска Запорожского, гетманом которого он являлся, определялся Белоцерковским договором 1651 г. между казаками и польским королем. Он был заключён после поражения Хмельницкого под Берестечко. Согласно ему территорией, подвластной Запорожскому Войску, признавалось только Киевское воеводство. Шляхте возвращались все поместья на Украине, которыми она владела до начала казачьего бунта. А гетман лишался права любых дипломатических сношений с другими государствами и признавал своими прямыми начальниками коронного и польного гетманов Речи Посполитой.

Таким образом, Белоцерковский договор определял территорию Запорожского войска как автономного субъекта в составе Польско-Литовского государства. Но и в пору наивысших успехов восстания Хмельницкий всегда оставался польским гражданином.

В 1648 г. он выступил против своеволия магнатов под… польским знаменем с белым орлом на красном полотнище, которое пожаловал казакам король Владислав IV. С этим стягом Хмельницкий будет сражаться до самой битвы при Берестечко, подчёркивая, что воюет против злоупотреблений местных властей, но не против государства. Сражался бы, наверное, и дальше, да только при Берестечко польская армия отобрала знамя как трофей у разбитых казаков.

Украина в XVII веке. Столько Украины вошло в состав России в 1654 году

Украина в XVII веке. Столько Украины вошло в состав России в 1654 году

СМОТРИТЕ КАРТУ ДЕТАЛЬНЕЕ



В ПОИСКАХ ПАНА. Но и это ещё не всё! В 1649 г., в пору своих самых больших успехов, когда Польша согласилась расширить казачий реестр до 40 тысяч человек, Хмельницкий был обязан «просить у польского короля прощения на коленях» и «как польский шляхтич присягнуть на верность Речи Посполитой». Эти пункты были специально внесены в так называемый Зборовский договор. И гетман их выполнил, получив взамен амнистию. Как пишет современник этих событий, секретарь французского посольства в Польше Пьер Шевалье, Хмельницкий «прибыл к королю и, став на колени, произнёс со слезами на глазах длинную речь, дабы доказать, что он предпочёл бы появиться перед королём для получения похвалы за какую-нибудь значительную услугу его величеству и Речи Посполитой, нежели прибыть туда ещё обагрённым так густо пролитой кровью». После этого гетман «со всей покорностью попросил прощения за свои прошлые провины» и «пообещал исправить их своим поведением в будущем».

Эти факты показывают, в каком положении был гетман.

О «равноправном союзе» с человеком, стоявшим на коленях, и речи быть не могло. К концу 1653 г. он был буквально припёрт к стенке. Его бросили татары, заключив в Каменце-Подольском сепаратное соглашение с королём, к обсуждению которого Хмельницкий не был даже допущен. Он потерял в Молдавии сына Тимоша, убитого в неудачном походе. Да и сами казаки к этому времени смертельно устали от шестилетней войны. Единственным выходом было найти нового сюзерена.

На выбор их имелось только двое: московский царь и турецкий султан.

СЛУГА ЦАРЯ: КАК ХМЕЛЬНИЦКИЙ СТАЛ ВЕРНОПОДДАННЫМ

Кремль. В эти двери Богдан стучался не раз, пока его впустили.

Кремль. В эти двери Богдан стучался не раз, пока его впустили.



Ещё в июне 1653 г. султан прислал к Хмельницкому своего посла с предложением, чтобы «гетман с Войском Запорожским был под его рукой и служил ему, турскому царю, чтобы быть Войску Запорожскому у него в холопех». Так докладывал в Москву подьячий Иван Фомин. Но и сам Хмельницкий тут же сообщил русскому правительству об этом предложении и передал в Посольский приказ (тогдашний аналог МИДа) копии турецких грамот. Предложение султана гетман использовал как очередной повод, чтобы подтолкнуть царя наконец-то выступить против Польши и взять Войско Запорожское под свою защиту. Это было не первое письмо гетмана к царю. С самого начала восстания он просился на московскую службу. Но Россия, побаивавшаяся конфликта с Польшей, которой она проиграла несколько войн, не торопилась. И только в 1653 г. кремлёвские тугодумы наконец вняли слезным мольбам.

Нет ничего странного, что не сохранилось копий Переяславского договора. А кто сказал, что там вообще заключался какой-то договор? Хмельницкий приехал в Переяслав не подписывать дипломатические соглашения, а принимать присягу на верность царю. Документ же о вхождении Украины в состав России назывался иначе: решение Земского собора от 1 октября 1653 года. Этот правовой акт хорошо известен специалистам, сохранился в оригинале и не раз публиковался. «Также и запорожского гетмана Богдана Хмельницкого присылки объявили, — гласит он, — что они бьют челом под государеву высокую руку в подданство».

Земский собор перечисляет все обиды, нанесённые царю польским королём («чего не токмо великим государем християнским, помазанником божиим, и простому человеку слышати и терпети невозможно»), объявляет войну Польше и удовлетворяет многократные просьбы Хмельницкого о принятии в русское подданство: «А о гетмане о Богдане Хмельницком и о всём Войске Запорожском бояре и думные люди приговорили, чтоб великий государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Руси изволил того гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами их и з землями принять под свою государскую высокую руку».

Подпись Хмельницкого до (снизу) и после Переяславской Рады (сверху).

Подпись Хмельницкого до (снизу) и после Переяславской Рады (сверху).



На протяжении нескольких месяцев после Переяславской Рады вслед за гетманом и старшиной присягу царю принесли ещё 127 тысяч человек — практически всё мужское население подвластной Хмельницкому Украины. По словам казачьей летописи Самовидца, «по усей Украине увесь народ з охотою тое учинил». Не присягали только дети и женщины, так как по тогдашним законам не имели на это права.

Сразу же после присяги Хмельницкий направил в Москву благодарственное письмо: «Богу милостивому и вашему царскому величеству велико благодарим, получивши ныне, что от веку жадали есмо: что ваше царское величество пожаловати под крепкую высокую руку свою государскую нас, верных слуг своих, приняти изволил»… Подпись под этим документом не допускает никаких фантазий о подлинном статусе гетмана: «Вашему царскому величеству верные подданные и нанижайшие слуги Богдан Хмельницкий, гетман с Войском вашего царского величества Запорожским».

До Переяславской Рады Богдан ставит факсимиле под документами на польском языке, именуя себя «гетманом Войска Запорожского его королевской милости». После Переяслава он подписывается только по-русски: «гетман Войска Запорожского его царского величества».

«ЗЛУКА» И РАЗЛУКА УНР С ЗУНР

Диктатор ЗУНР Евгений Петрушевич (справа) не сработался с Петлюрой. Атаман Петлюра (слева) тоже недолюбливал своего коллегу.

Диктатор ЗУНР Евгений Петрушевич (справа) не сработался с Петлюрой. Атаман Петлюра (слева) тоже недолюбливал своего коллегу.



Не меньше, чем Переяславскую Раду, пытаются сегодня мифологизировать и так называемый день «злуки» УНР с ЗУНР — 22 января 1919 г. До этой даты существовало сразу две Украины: Украинская Народная Республика головного атамана Симона Петлюры и Западно-Украинская Народная Республика, которую возглавлял диктатор Евгений Петрушевич — бывший депутат австрийского парламента. Но так как две Украины — это слишком много, то их решили объединить. Благо к этому всё располагало. Чуть больше месяца назад Петлюра с помощью галичан захватил Киев, уничтожив третью Украину — «Украинскую державу» гетмана Скоропадского. Тут он предложил Петрушевичу слиться в жёлто-голубых националистических объятиях в одно государство, пообещав Галичине широкую автономию.

Галичане воевали с поляками, захватившими Львов и продолжавшими наступать. Они очень рассчитывали на помощь петлюровцев и согласились почти без торга. Акт «злуки» был торжественно провозглашён в Киеве на Софиевской площади. Отныне ЗУНР провозглашалась автономной Западной областью в составе УНР.

Правда, радость верхов омрачало то, что киевляне, наблюдавшие за этим, не испытывали особенного восторга. Большинство из них симпатизировало или белым, или красным, а Петлюру и его хлопцев считали обычными разбойниками, явившимися в Киев пограбить. Даже автор выпущенной в эмиграции «Історії Української Держави XX століття» Исидор Нагаевский вынужден был признать, что за актом «злуки» Петрушевича с Петлюрой на Софиевской площади «багато глядачів приглядалися збоку без ентузіазму».

Злука в Киеве. Спиной к зрителям стоит в папахе Симон Петлюра.

Злука в Киеве. Спиной к зрителям стоит в папахе Симон Петлюра.



Ещё меньше толку получилось от последствий объединения. Оно осталось только на бумаге. Ни армии, ни правительства так и не объединились на практике. Оказалось, что схидняки и галичане, с XVII века жившие в разных государствах, имеют мало общего.

Петлюра воевал с красными и белыми и не хотел воевать с поляками. А Петрушевич больше всего ненавидел поляков, а с красными и белыми, наоборот, предпочёл бы замириться. Результатом таких разногласий стало то, что головной атаман завёл тайные переговоры с лидером Польши Пилсудским, а Украинская Галицкая Армия 6 ноября 1919 г. перешла на сторону белого генерала Деникина. Это был один из самых комичных эпизодов гражданской войны. Особенно, если учесть, что по соглашению с «белыми москалями» местом пребывания Галицкого правительства определялась… Одесса. Но и это ещё не всё! Сразу после провала деникинцев УГА превратилась в ЧУГА — «Червону Українську Галицьку Армію». Об этом позорном факте теперь стараются вообще не вспоминать. Но он был и его не вычеркнешь!

Через два дня после того, как УГА побелела, Петлюра заключил соглашение с Польшей. Он полностью отказывался от претензий на Западную область УНР, признавал Львов польским городом, а взамен за это получал помощь поляков для очередного наступления на Киев, в котором уже были красные.

По сути это было наступление поляков, а не петлюровцев. Ведь вся армия головного атамана на тот момент насчитывала не больше 30 тысяч человек, у которых голова шла кругом от крутых поворотов во внешней политике своего вождя. «Злука» закончилась разлукой. Петрушевич уехал в эмиграцию в Вену и оттуда поносил Симона Васильевича за предательство. А петлюровцы в ответ считали предателями солдат Галицкой Армии, которые сначала стали белыми, а потом красными.

В истории любого государства, кроме нашего, такие кульбиты были бы невозможны. Но мы можем гордиться, что во время «визвольних змагань» 1919–1920 гг. все самые «свідомі українці» продали друг друга. Вождей с незапятнанными репутациями после этого просто не осталось. Даже знаменитый соратник Петлюры атаман Юрко Тютюнник вскоре выплыл в красном Харькове, где издал покаянные мемуары «З поляками проти України». Как говорил Мазепа: «Чрез незгоду всі пропали, самі себе звоювали».

Олесь Бузина, 23 января 2009 года
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →