Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Category:

Показания с чужих слов ещё ненадёжнее обычных свидетельств

Виктор Петрович Астафьев «Был шофёром, связистом в гаубичной артиллерии, после тяжёлого ранения (контузия) в конце войны служил во внутренних войсках в Западной Украине». Все эти несомненно уважаемые и жизненно необходимые военные специальности обладают одной общей чертой: служебные обязанности практически исключают не только непосредственное столкновение с противником по другую сторону линии фронта, но и непосредственное наблюдение данной линии. Грузовики в норме подходят к ней на расстояние, не допускающее прицельного обстрела противником; гаубицы, как правило, ведут огонь с закрытых позиций, а связист приближается к расположенным на переднем крае наблюдателям и корректировщикам либо в затишье (при первичной прокладке телефонного провода), либо очень ненадолго (при исправлении обрыва: «В бою 20.10.1943 г. красноармеец Астафьев В. П. четыре раза исправлял телефонную связь с передовым НП. При выполнении задачи, от близкого разрыва бомбы, был засыпан землёй. Астафьев продолжал выполнять задачу и под артиллерийско-миномётным огнём, собрал обрывки кабеля и вновь восстановил телефонную связь, обеспечив бесперебойную связь с пехотой и её поддержку артиллерийским огнём. — Из наградного листа на медаль «За отвагу»»); внутренние войска на то и внутренние, что действуют вне зоны боевых действий. Конечно, столкновения с прорвавшимся противником возможны, но крайне редки, особенно при своём наступлении («Весной 1943 года был направлен в действующую армию»). Следовательно, едва ли не всё, что Астафьев пишет о происходящем в бою (так, доводилось мне видеть со ссылкой на него рассказ о гибели 9/10 личного состава частей, форсировавших Днепр, непосредственно в ходе пересечения реки), основано на слышанных им рассказах тех, кто непосредственно был под прицельным вражеским огнём и сам вёл огонь по видимому противнику. А в таких рассказах зачастую преувеличены не только успехи, но и собственные трудности — чтобы тем самым подчеркнуть героизм. Поэтому значительная часть текстов Астафьева (и многих других авторов, опиравшихся на сходные источники) не выдерживает проверки документами — ни с нашей стороны, ни со стороны противника.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments