Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Categories:

Вынесено из комментариев

juan6x5 2018-10-29 00:23:18>

«Украинская русофобия — это и есть общность их нации».

«Рассыпаться», собственно, нечему.

На мой взгляд, хоть это и занудно, тут вопрос в терминах. Т.н. «украинской нации», нации модерна (как французы, немцы, швейцарцы…), не существует.

Она не успела сформироваться и никогда не существовала.

Если в наборе критериев, по которым можно судить о существовании нации, только один элемент — русофобия — то это не нация, а племя.

В доиндустриальную эпоху на части территории современной Украины существовал малороссийский этнос и западноукраинский этнос (не однородные внутри: с дроблением на Гетманщину, Полесье, Брацлавщину… / Галичан, Волынян, Буковину…, а при желании — на ещё более мелкие куски). Т.е. 2 этноса, но не нации.

В конце XIX в. (если не ошибаюсь) возникло такое недоразумение, как понятие «украинец».

«Украинец» изначально, базово — это конструкция русофобская, именно с этой целью и создавалась. И постепенно «украинство» стало внедряться среди аграрного населения вышеупомянутых территорий. Для галичан процесс шёл активнее — с помощью концлагерей по обе стороны океана. И в Австро-Венгрии, и в Канаде в концлагерях русинам доходчиво объясняли, что теперь они — наследники морекопов и должны ненавидеть русских.

В Центре (Малороссии), как я понимаю, украинствовали в основном те представители городского образованного сословия, кто не мог в силу личных качеств претендовать на достойное место в иерархии империи. А в бурном 1916-м и последующие годы всплыла публика, собирающаяся поживиться за счёт суверенитета. Ну, точно как в 1991-м. Все эти лидеры сменяющихся правительств, гайдамаки и прочая сволочь.

Забавно при этом, как, напр., гетман Скоропадский в романе легко и непринуждённо изъяснялся на местном наречии. Правда, со словарём.

В УССР (во всяком случае — на моей памяти) существовали некие атрибуты идентичности — издательства и издания, хилый телеканал, хоровая капелла «Думка», хор им. Верьовки, «Динамо» и т.п., а также уроки языка и литературы в школе. Никакой нации (наподобие грузин, узбеков и т.д.) тут и в помине не было. Только местная, скорее географическая, идентичность типа «а мы — сибиряки», «а мы — с Поволжья» и т.п.

Попытка создать нацию осуществляется с 1991-го, но выбранная (или навязанная?) стратегия изначально была провальной. Нужно было идти по пути Бельгии, Швейцарии и т.п. — тогда, возможно, был шанс на успех.

Но спонсоры требовали «украинства», т.е. (как уже сказано) — русофобии. При этом «элита» оказалась настолько жадной (и тупой, недальновидной), что ей сразу стало наплевать и на страну, и на строительство нации.

Т.о., в сухом остатке имеем всего лишь племена в Торонте, Чикаге, на Галичине и Волыни, которые идентифицируют себя как «украинцы» и по определению являются русофобами (и украинофобами, если иметь в виду интересы собственной страны). Одним и в Канаде хорошо, а другие только и мечтают «свалить» туда же. Что это за нация? Нации — нет.

Извините за лапидарность.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments