Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Categories:

Образец для авторов коммерческих антирусских фантазий

Vladimir Khavkin 2006-11-26 09:29 «Горькая правда про Ил-2». На всякий случай копирую полностью.

Созданный в лучших традициях совкового маразма, по команде преступников, находящихся у власти, и поставленный на постамент брежневскими историками, псевдо-штурмовик Ил-2 представляет собой ещё один образец неполноценности совковой конструкторской мысли, эдакий горбатый запорожец второй мировой.

Согласно воспоминаниям немецких лётчиков, Ил-2 был крайне посредственной машиной. Недаром его называли «горбатый»: наши люди уже тогда предвидели «успех» горбатого запорожца. В народе Ил-2 назвали так, как повелось называть на Руси всё убогое - горбатым (нелишне вспомнить, что горбатый — это человек-инвалид, имеющий дефект позвоночника).

Конструкторы Ил-2 — сионисты вкупе с коммунистами, никогда не умевшие создать ничего хорошего (они привыкли только получать — по блату и за стукачество — Сталинские и Ленинские премии), лепили свою машину на скорую руку, приурочив её появление к широко известной дате — Дню «М», когда оголтелая сталинско-азиатская орда, возглавляемая жидами-комиссарами, должна была ворваться в цивилизованную Европу с целью разграбления и уничтожения культуры и наследия Великого Рейха.

Во-первых, Ил-2 не соответствовал стандартам, принятым всемирно известным Испытательным центром Люфтваффе в Рехлине, по устойчивости и управляемости. Он не прошёл испытательного цикла в Рехлине и не мог быть принят на вооружение ВВС Германии. То есть машина изначально была обречена на коммерческую неудачу. Никто не прислушался к мнению прославленных немецких асов, награждённых рыцарскими и железными крестами…

Если бы конструкторы Ил-2 думали головой и создавали своё творение, посоветовавшись с ведущими лётчиками-испытателями центра в Рехлине и создав машину по их требованиям, то тогда могли бы широко поставлять её на экспорт в страны фашистской ориентации — взамен широко разрекламированных ФВ-190 и Хеншелей.

А это — крупные суммы в оккупационных марках и рейсхмарках, которые могли бы поступить на счета нашей родины и помочь простым советским людям. В частности, их можно было бы затратить на закупки в США и Англии товаров широкого потребления — косметики, бытовой радиотехники и прочей бижутерии, которые пришлись бы ох как кстати, нашему многострадальному народу…

Но, как всегда, коммунисты думали только о своих амбициях — куда уж там до нужд народа!

Они делали исключительно наступательный штурмовик — версия колёсного шасси предназначалась для эксплуатации только на хороших бетонках западных аэродромов, тогда как для наших дорог и аэродромов требовалось тихоходное гусеничное шасси. То есть штурмовик был орудием агрессии, а не защиты. С этой же целью его сделали деревянным: он был рассчитан на один день войны. Коварные Сталинские планы предусматривали закончить войну за 1 день. Для этого были спроектированы секретные советские наступательные танки, имевшие скорость 200–300 км/час. Они были настолько секретны, что по сей день ничего о них не известно. Я тоже вообще ничего не знаю, но в разговоре один человек обмолвился словечком о них…

Оборонительный штурмовик, который применяют обычно миролюбивые державы, вообще не способен наступать: у него нулевая скорость, и его поднимают на аэростате в качестве воздушного ДОТа. Но СССР был агрессивной страной. Все советские самолеты были наступательными, а не оборонительными. Так, скорость штурмовика составляла 400 км в час!!!! И это для летающего танка!!! Это говорит об исключительно варварском и агрессивном духе сталинских жидов-коммунистов.

Вообще грамотно сконструированный наступательный штурмовик должен иметь скорость 80–100 км/час, чтобы двигаться в одном строю с танками и пехотой по отличным немецким автобанам, на колёсном шасси, но тут вмешался Сталин. Он потребовал, чтобы скорость штурмовика была не меньше 400 км/час — это для того, чтобы за один день пройти всю Европу. Из-за этого пришлось отказаться от изначального проекта тяжёлого оборонительного штурмовика, 152-миллиметровых пушек в крыльях, 100-миллиметровой автоматической скорострельной оборонительной пушечки у стрелка и бомбовой нагрузки в вагон бомб, а также второго вагона для обороняющейся пехоты. Будь у нас хотя бы 1000 таких оборонительных штурмовиков, никакой Гитлер не посмел бы напасть на СССР! Вот так вмешательство в конструкторский процесс и надругательство над здравым смыслом, приводит к поспешным, недоработанным конструкциям и тяжёлым последствиям. Проект переделали за 12 часов — иначе всех отправили бы в Сибирь.

Ещё одно вредоносное решение было принято в 1939 году. От надёжных как часы, прочных, сертифицированных испытателями в Рехлине, немецких моторов отказались. Советское моторостроительное лобби пробило в ЦК ВКП(б) закон о повышенном налоге на импортную авиатехнику: 50 рейхсмарок за каждый кубический сантиметр двигателя и дополнительно 20 марок, если двигатель оборудован автоматической коробкой передач (вискомуфтой). Кроме того, запретили ввоз самолётов, которые прослужили больше 8 лет и которые подлежали списанию в Люфтваффе. Их могли теперь ввозить только ветераны русско-японской войны 1905 года, члены ВКП(б) с 1911 года и инвалиды Цусимской битвы первой и второй группы, а также несъеденные в голод 1932–33 года на Украине комсомольцы. Необдуманное решение нанесло большой вред конкретному потребителю авиатехники, но кто же тогда думал о простых людях? Всего планировалось изготовить 1 миллион штурмовиков: летя по отличным немецким дорогам, на высоте 20 метров, пилотируемые комсомольцами-камикадзе (командир каждого штурмового полка летел на машине с надписью «Павлик Морозов», стрелком сидел его отец, а техником был обязательно дед) они должны были пролететь Европу за 1 день.Таким образом Сталин готовился к великой войне. Но Гитлер знал об этом и напал раньше.

При наступлении фашисты захватили огромные склады штурмовиков, сложенные штабелями в чистом поле. Некоторые историки ошибочно полагают, что бронекорпус был призван защитить Ил-2 от пуль и снарядов. Фигня. Бронекорпус был нужен для того, чтобы при складировании самолётов штабелями, в чистом поле, можно было сложить штабель высотой до 50 самолётов, без риска раздавить хрупкий советский мотор!!! (А как иначе разместить в приграничных округах 1 миллион самолетов? Земли ведь не хватит). А вот поставили бы немецкий — и можно было отказаться от брони, и брать на 800 кг бомб больше!

Кроме того, западные историки и немецкие пилоты-испытатели, облетавшие захваченные Ил-2, сделали следующие выводы:

1. Излишняя броня (они не видели 305 мм брони на первых версиях Ил-2!)

2. Крайне слабая манёвренность (по сравнению с Фи-156 Шторьх).

3. Необходимость длительной подготовки пилота-камикадзе для полёта на Ил-2 (и больших неизбежных выплат его семье).

Зарубежные историки не знали, что при Сталине, если Ил-2 сбивали немцы, а пилот не успевал направить пылающий самолёт на врага (или направлял, но забывал при этом кричать «За Сталина!»), считалось, что лётчик совершил самоубийственное пожертвование во имя 3-го Рейха, и поэтому сразу расстреливали жида-комиссара в полку, а семью незадачливого пилота отправляли в Сибирь. Также лётчика и стрелка расстреливали после 25 вылетов — просто так, из излишней кровожадности. Сталин был очень подозрительный и не любил, когда кто-то добивался больших успехов. Поэтому все стремились на 22–23-м вылете обрушить штурмовик на врага и погибнуть смертью героя. На некоторых самолётах техники подпиливали шасси, и оно отваливалось после взлёта, чтобы самолет был полегче и поманёвренней. Часть вылетов выполнялась вообще без оружия.

В СССР была большая проблема со списанием самолётов. Если самолёт списывали, то сразу в часть приезжали люди из НКВД и с ходу расстреливали командира полка и зампотеха. После этого начиналось разбирательство. Поэтому все отработавшие ресурс машины проводили как боевые потери. Но со временем НКВД разобралось с этим. Аргументы были сильные: какие же боевые потери, если лётчики живы-здоровы? Выбрались из плена — ага, шпионы!! Поэтому сперва «пострадавших» летчиков и стрелков обрабатывали из ШКАСов и ВЯ-23, стреляли по рукам и по ногам, чтобы лётчик остался жив. Но появились случаи доносительства, везде находились стукачи, даже среди «выживших» лётчиков и стрелков. Тогда перешли на трофейные МГ-131 и МГ-151/20, но и это было разоблачено. Тогда процедура оформления боевых потерь стала следующей. В НКВД установили плановый уровень потерь: 50% потерь л/с и боевой техники за неделю, независимо от количества вылетов. Если план не выполнялся — нелетная погода или недостаток горючего, тогда самолёты старались уничтожить вместе с экипажами, и время от времени — с техниками, оружейниками и аэродромной обслугой. Сначала их просто взрывали на своих бомбах на земле и списывали потери на бомбёжку врага. Но потом местные кулибины решили, что ещё неплохо бы и урон немцам нанести. Поэтому к концу войны процедура стала такой. В парко-хозяйственный день не было зарядки, красноармейцы с утра выбивали одеяла, а потом устраивали «красный субботник». Проводился митинг, выступал командир части, кричали «Слава Сталину!» и «Слава партии!» Потом проходили торжественным маршем по минному полю и выпивали фронтовые 100 грамм. Коммунистам доставался спирт, комсомольцам — водка, а неуспевающим в военно-политической подготовке и беспартийным — наливали 100 граммов отработанного моторного масла из АМ-38. Многие пилоты и после войны добрым словом вспоминали психоделические свойства этого масла, во многом превосходившие водку. Надо было только привыкнуть к странному вкусу. И лучше всего было пить подогретое масло: для этого запускали на пару минут мотор дежурного штурмовика на холостых оборотах. Пополнение, молодые пилоты, становились в строй и рассчитывались на первый–второй. Первым номерам-лётчикам давали подлежавшие списанию старые, изношенные штурмовики. Бомбы и патроны берегли, они списывались отдельной статьёй, потому самолеты вылетали безоружными. На место стрелка сажали офицера из штрафбата или заключённого из Сибири, и полк, в составе двух эскадрилий, вылетал на боевое задание. Над целью пилоты включали приделанный к рации магнитофон, который вещал в эфир крики: «Гитлер-пид*рас, Сталин-молодец, порвём фашистов на куски, за Сталина!», поджигали штурмовик (это входило в обязанности стрелка, он поджигал длинную тряпку, торчавшую из бензобака) и направляли свои самолёты прямо в цель.
Летевшие рядом советские истребители сбивали струсивших лётчиков, а потом сами врезались в цель, тем самым выполняя план по списанию своих машин. Иногда к штурмовикам и истребителям присоединялись бомбардировщики, но у них процент потерь был ниже, поэтому, они летали на «красный субботник» реже. Такие атаки производили ужасное впечатление на сентиментальных немцев, которые сражались как рыцари, и поэтому они прозвали Ил-2 «Чёрная смерть».

Вот лишь несколько эпизодов, так разительно отличающихся от привычной картины Великой Отечественной!!!

Для тех кто не понял, поясняю: это прикол, хоть немного и грустный.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments