Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Художественный метод о будущем и для будущего

На мой взгляд, многие рассуждения о противоречиях в статье «The Rise of Science Fiction from Pulp Mags to Cyberpunk»: «Ann and Jeff VanderMeer break down Sci-Fi’s many eras, icons and offshoots — from Jules Verne to William Gibson and beyond» («Невероятная история научной фантастики: от бульварных журналов до киберпанка»: «Энн и Джефф Вандермееры исследуют этапы становления научной фантастики, её каноны и ответвления — от Жюля Верна до Уильяма Гибсона и даже дальше») объясняются тем, что авторы (как и большинство критиков и читателей) считают фантастику жанром. На мой же взгляд, она — художественный метод, причём в данный момент наиперспективнейший.

На всякий случай напомню основные художественные методы, в моё время упомянутые в школьном курсе литературы.

Классицизм изучает реальность путём её сопоставления с желательным для автора образцом. Образцы обычно черпаются из прошлого (или скорее из современных представлений о классическом прошлом) — откуда и название.

Романтизм рассматривает крайние обстоятельства и/или свойства личности. Предполагается, что таким образом можно лучше понять обстоятельства и личности не столь исключительные.

Реализм строит максимально точную модель какой-то части окружающего мира в надежде на то, что такую модель всё же проще изучать, нежели реальность во всей её полноте, но в то же время можно получить достаточно полное представление не только о модели, но и о реальности.

Насколько я могу судить, познавательные возможности классицизма исчерпались на рубеже XVIII–XIX веков, когда мир стал слишком сильно отличаться от образцовой древности. Познавательные возможности романтизма исчерпались в середине XIX&nobr;века — примерно когда Александр Тома-Александрович Дюма сказал: история — гвоздь, куда я вешаю свои романы. Познавательные возможности реализма исчерпываются буквально на моих глазах: воспроизведение окружающей действительности всё чаще говорит о ней только то, что известно ещё до воспроизведения.

От каждого выдохшегося художественного метода остаётся несколько живучих жанров. Классицизм дал нам романы воспитания и обширную нравоучительную литературу для детей (в том числе и учащую методом «от противного» — вроде «Вредных советов» Григория Бенционовича Остера, где предполагается, что читатель сам выстроит подразумеваемый идеал). Романтизм оставил детектив и дамский роман (я предпочитаю их объединение — дамский детектив). Что останется от реализма — ещё увидим.

Фантастика — своеобразное продолжение романтизма. Она рассматривает свойства личности и/или обстоятельства, заведомо невозможные в известном нам мире, чтобы с этой точки взглянуть на мир извне и таким образом создать максимально объёмную его картину.

Художественные методы в какой-то мере сосуществуют. Так, примеры всех перечисленных мною методов можно найти ещё в античной литературе. Но на первом плане, как правило, один из них. Полагаю, как раз в то время, когда я начал читать (1956-й год), фантастика стала опережать реализм. Вероятно, ещё несколько десятилетий ничто не выдвинется ей на смену.

Все перечисленные в вышеупомянутой статье жанры сосуществуют в рамках одного художественного метода. Они не только конкурируют, но и взаимоподдерживаются: вряд ли найдётся, например, любитель чистого киберпанка, не желающий заглядывать в романы о космических путешествиях — а если и найдётся, то многое в киберпанке просто не поймёт.

Очерк истории развития жанров внутри фантастики весьма любопытен — но вряд ли можно вслед за авторами считать эти жанры взаимовытесняющими.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment