Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Categories:

Нервно-паралитическое отравление мозгов британских политиков

Пётр Шкуматов · 2018-03-13 15:52 · На всякий случай копирую полностью (как обычно, с устранением очепаток и уточнением препинаков, а заодно с некоторой литературной редакторской правкой вроде устранения некоторых лишних служебных слов и переноса одного абзаца; ссылка на исходный текст — на дате и времени его публикации).

Взялся за гуж — не говори, что не дюж. В общем, придётся детализировать свой предыдущий пост насчёт отравления Скрипаля. Приведу краткое изложение событий. Если кто сомневается, что так и было, добро пожаловать в википедию, там приведены все ссылки. Итак, факты:

1. Следы яда, которым отравлен Сергей Скрипаль и его дочь, найдены в нескольких местах города: в итальянском ресторане Zizzi, где Сергей и Юлия обедали в воскресенье, 4 марта, а также в баре The Mill. Оба места находятся в нескольких минутах ходьбы от скамейки, где их нашли.

2. Полиция сообщила, что отравление совершено редким нервно-паралитическим _газом_. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй в выступлении перед парламентом 12 марта 2018 года сообщила, что отравление вызвано боевым нервно-паралитическим веществом типа «Новичок», которое производилось в России.

3. После отравления Скрипаля и его дочери в городскую больницу за медицинской помощью обратился 21 человек. Кроме Сергея и его дочери, в реанимации оказался полицейский Ник Бейли: он первым прибыл на место происшествия и затем осматривал дом, в котором проживал Сергей Скрипаль.

А теперь опровержение или почему выступление Терезы Мэй совершенно не соответствует произошедшему.

1. Форма отравляющего вещества — аэрозоль (пруф в комментариях). Это подтверждает разработчик ОВ в своем интервью. Это означает, что в результате его применения будет отравлено вообще всё вокруг, включая одежду, обои, краску на стенах, линолеум на полах. Однако это не соответствует количеству отравленных, которые должны были контактировать с Скрипалём по долгу службы в то время, когда тип отравляющего вещества ещё был неизвестен. В этом отличие от истории с Кивелиди, где похожим ядом была намазана телефонная трубка в его офисе. То есть в том преступлении яд был нанесен локально в нелетучей форме без ущерба для тех, кто находился в помещении. И то — это привело к смерти патологоанатома, который контактировал (через перчатки) с биологическими жидкостями Кивелиди при вскрытии.

2. Доза фосфорорганического отравляющего вещества (ФОВ) «Новичок», требуемая для летального исхода, крайне ничтожна. Он в ДЕСЯТЬ раз токсичнее, чем тот же VX! Дополнительно, разница между летальной дозой и дозой, вызывающей отравление, крайне мала!!! Следовательно, распределение числа отравленных и тяжести последствий должно коррелировать с этими биологическими особенностями отравляющего вещества. То есть мы должны иметь почти всех, кто контактировал с больным, с одеждой, находился в помещении, в тяжёлом состоянии — или они должны умереть. Бармены, официанты, врачи, полицейские. Однако, мы имеем трёх тяжелых и… двадцать один «обратившихся к врачу». Это невозможно в силу ничтожной разницы между летальной и нелетальной дозой и изначальным неведением полицейских и врачей о типе отравляющего вещества (и последующим несоблюдением техники безопасности). Обращу дополнительно внимание на то, что признаками отравления фосфорорганическим отравляющим веществом является сильнейший бронхоспазм, например, что является основанием для срочной госпитализации. Однако массовой госпитализации десятков людей нет.

3. Предположительное место применения ФОВ — закрытое помещение (где отравился полицейский). С учётом того, что фосфорорганические отравляющие вещества прекрасно проникают сквозь кожу, слизистые, глаза, задерживаются в одежде, краске на стенах, растворяются в резине (то есть резиновые перчатки и респираторы для этого типа отравляющих веществ не преграда), сколько-нибудь длительное нахождение в этом помещении приведёт к тому, что человеком однозначно будет получена летальная доза. Скажу по-другому: находясь даже недолгое время в помещении, отравленном _аэрозолем_ фосфорорганического ОВ, без комплекта хим.защиты выжить НЕВОЗМОЖНО.

4. Смерть при поступлении в организм летальной дозы ФОВ наступает МАКСИМУМ за 10 минут. При этом бОльшую часть этого времени человек будет без сознания, что приведёт к ещё большему поступлению отравляющего вещества к нему в организм через кожу и слизистую. То есть после потери сознания в помещении, отравленном аэрозолью ФОВ, со 100% вероятностью человеком, уже находящимся без сознания, будет поглощена доза гораздо больше летальной, что приведёт к неминуемой смерти. Совершенно непостижимо, как Скрипаль и его дочь, будучи отравленными ФОВ, передвигались по ресторанам и барам. Это невозможно, так как применённое ФОВ — отравляющее вещество практически мгновенного действия (счёт идёт на минуты).

5. Отличить клинические признаки отравления фосфорорганикой от передозировки наркотиками (или другими лекарствами) обычному врачу невозможно. Да, действительно, военный врач, которого долго тренировали и обучали (а это очень специфическая тема) может распознать признаки отравления именно ФОВ. Но какая вероятность того, что обычный врач, который приехал к больному на лавочке, находящемуся без сознания, поставит диагноз — отравление химическим оружием? С моей точки зрения — нулевая.

6. Премьер-министр говорила, что был применён антидот. Однако для того, чтобы применять антидот, надо сначала понять, КАКОЙ ИМЕННО антидот применять. Более того, антидот применяется непосредственно во время реанимационных мероприятий. То есть в скорой. Если прошло время, антидот уже бесполезен. Для того, чтобы понять, каким именно отравляющим веществом пользовались, надо провести, как минимум, хроматомасспектроскопический анализ. Размер оборудования на фото.



На фото хроматомассспектрометр. Зацените габариты. Используется такое оборудование не в скорых, а в специализированных химических лабораториях. Представить себе бригаду военных химиков, которые на фуре-лаборатории едут к КАЖДОМУ больному, чьи симптомы очень похожи на передозировку лекарственными препаратами, на вызов, я не могу. Простите.

И то — это даст только намётку на тип использованного яда. Потом надо будет уже химическим путём (или с помощью тест-систем, которые есть у военных, но их нет у обычных медиков) определить конкретную формулу отравляющего агента. Это занимает время, много времени! Даже если всё делается максимально оперативно, то это как минимум пара дней. То есть время для применения антидота уже упущено. Так применялся ли антидот?

[Насколько я наслышан, все фосфоорганические отравляющие вещества бьют по одной и той же системе химической передачи нервных сигналов, а потому и противоядия в данном случае одни и те же, так что данный аргумент не вполне убедителен — А.В.]

А последний аргумент будет понятен вообще всем:

7. Действие нервно-паралитических ядов такого типа очень простое. Первый же контакт с фосфорорганическим отравляющим веществом — даже с небольшим количеством — приведёт к практически мгновенным симптомам и последствиям. Отравление наступает ЧЕРЕЗ МИНУТУ!!! Даже с дозировкой меньше летальной, уже через минуту человек будет задыхаться, у него будет жуткая резь в глазах и он начнёт терять сознание. Это яды МГНОВЕННОГО действия! То есть нельзя понюхать ФОВ, а потом пройтись до магазина за шоколадкой, пообедать в ресторане, выпить в баре, а потом в парке потерять сознание. Это НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →