Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Category:

Ржев: коммуникационная ловушка

На НТВ анонсируют скорый показ документального фильма о сражениях под Ржевом. Судя по кадрам анонса, акцент будет сделан на обстоятельствах, давших тем давним событиям красноречивое название "Ржевская мясорубка".

Между тем, насколько я могу судить, характер сражения был полностью обусловлен стратегическими -- проявляющимися иной раз за многие сотни километров от Ржева -- соображениями.

На всей тогдашней линии фронта именно район Ржева был в наибольшей степени насыщен коммуникациями, причём не только от тыла к фронту, но и рокадными -- вдоль фронта. Соответственно туда легче всего было доставлять подкрепления и боеприпасы, а оттуда легче всего перебрасывать войска на иные участки фронта.

Немцы не только укрепляли фронт. В 1942-м советские войска уже понемногу начали постигать науку, освоенную немцами ещё в Первую Мировую войну: как прорывать укрепления (немецкой пехоте со штатными артиллерийскими и сапёрными частями понадобилось всего двое суток, чтобы пройти -- если не ошибаюсь, в районе Страсбурга -- сквозь лучшую в мире фортификационную систему -- линию Мажино; да и Рабоче-Крестьянская Красная Армия управилась с довольно пристойной по тому времени линией Маннергейма, как только отказалась от шапкозакидательства и обеспечила на фронте уставную концентрацию живой силы и техники). Поэтому германская армия оказалась вынуждена держать под Ржевом значительные подвижные -- танковые и мотопехотные -- соединения, затыкая ими намечающиеся прорывы. Именно поэтому неизбежные при лобовой атаке непомерные затраты наших сил на сами прорывы не удавалось окупить последующим развитием наступления.

С другой стороны, советское командование не могло отказаться от регулярных -- по мере накопления свежих сил и боеприпасов -- атак укреплённой линии. Если бы немцы убедились в пассивности противника на ржевском фронте -- они бы немедленно перебросили подвижные части к Ленинграду или Сталинграду. Неустойчивое равновесие сил на каждом из этих ключевых участков фронта нарушилось бы. А падение любого из двух городов обернулось бы жертвами, многократно превосходящими все наши потери под Ржевом.

Не могли мы и перебросить -- ни к Ленинграду, ни к Сталинграду -- собственные войска, сконцентрированные под Ржевом. Немцы уже не раз доказывали своё умение нащупывать малейшую слабину в боевых порядках противника, вклинивать в неё подвижные части (а под Ржевом их хватало) и развивать наступление. От Ржева до Москвы не так далеко, и немцы вполне могли повторить попытку, сорвавшуюся в ноябре-декабре 1941-го. Поэтому нам в любом случае надо было держать под Ржевом силы, достаточные для парирования возможного немецкого наступления. С учётом достигнутого в 1942-м уровня военного искусства обеих сторон для этого требовались силы, превосходящие германскую группировку в разы: мы -- в отличие от немцев -- просто могли не успеть вовремя перебросить усиление на угрожаемый участок.

По этой же причине нельзя было и оставлять ржевскую группировку наших войск в пассивной обороне. Даже годом позже -- на Курской дуге, где концентрация обороняющихся войск была на порядок больше, чем наступающих -- немцы прорвали южный фланг насквозь и вынудили использовать в лобовом контрударе нашу танковую армию, предназначенную для будущего контрнаступления. Под Ржевом нам просто не хватило бы сил для создания плотности обороны, сопоставимой с Курской дугой. Атакуя же, мы вынуждали немцев концентрировать свои силы на угрожаемом направлении, тем самым лишая их возможности самостоятельного поиска мест, удобных для прорыва наших позиций.

При этом обе стороны прекрасно сознавали тупиковость самих боёв в "Ржевской мясорубке". Немцы ещё в Первой Мировой войне преизрядно намаялись в "позиционном тупике" Западного фронта и вовсе не желали, как в ту пору, сжигать свои ресурсы в пассивной обороне. Наши военачальники столь печального опыта не имели (Восточный фронт Германии был заметно манёвреннее Западного, а уж Гражданская война в России вся состояла из сплошных манёвров), но по меньшей мере теоретически изучили "позиционный тупик" и сознавали бессмысленную кровопролитность непрерывной атаки подготовленных укреплений, за которыми собраны подвижные резервы. Но структура коммуникаций не оставляла ни нам, ни немцам иного выбора в этом регионе.

Разумеется, это упрощённое изложение, продиктованное общим обзором фронта 1942-го года, не может оправдать конкретные ошибки обеих сторон. Но само по себе стремление драться под Ржевом, на мой взгляд, совершенно неизбежно и поэтому оправдано как "деяние, совершённое в состоянии крайней необходимости".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →