Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Categories:

Вынесено из комментариев

texconten 2017-10-24 20:22:15>

М*дак этот Драгунский. Безнадёжный, учитывая возраст.

А что касается активного гражданского неповиновения, так это сколько угодно. Африка, Латинская, Южная Америка — квантум сатис. Украина теперь вот. Бразильские, мексиканские, колумбийские, намибийские, южноафриканские опера — именно что прощаются с семьями, уходя на службу, это такой довольно расхожий образ, многократно воспетый в кино и книжках. Засады на них устраивают не то что с топорами и молотками — с пулемётами и гранатомётами. Некоторые разводятся, уходят от семей, переходя на службу в спецотделы — потому что у местных красивых и раскованных людей принято по-граждански осуждать семьи полицейских: воровать, убивать, мучить всяко. Солженицыну это почему-то не приходило в голову, хотя мера-то довольно эффективная, на Украине ею попользовались во время переворота, а в Мексике так оно и вовсе в порядке вещей. Сфабрикованные дела в тех краях тоже попадаются в избытке, местами преобладают над подлинными — вряд ли опера чувствуют за собой абсолютную моральную правоту.

Однако ж прерогатива брать и терзать — это самое коренное свойство власти, более коренное и древнее, чем пенсии, зарплаты и стипендии. Когда она не может уж и этого, она прекращается и властью становятся те, кто может. Могут они обычно только это. И тогда, как показывает практика, какой бы поганой и сволочной ни была опрокинутая власть — надолго наступает куда худший, вообще необозримый, адский п*здец, мор, глад и исход. Даже если власть берут сплошные романтичные поэты и высоколобые философы; такой парадокс. И странным, животным каким-то, что ли — поскольку разума у них нет и быть не может — смутным, в общем, чутьём опера это ощущают. Шевеля усами и поблескивая бусинками глаз. И-таки идут и имают с тем большим зверством, чем больше им сопротивляются. Причём, что интересно: чем более свирепо граждане сопротивляются, тем бОльшую моральную правоту и внутренний героизм они пробуждают в операх.

Короче, не помог бы Исаичу ни молоток, ни табельный тэтэшник, ни даже моральная поддержка Дениски из рассказов. Огрёб бы вышку и не получил своей лаврушки.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments