Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Categories:

Засада с топором

В дополнение к нижецитируемой фантазматической мечте Великого Писателя Земли Русской отмечу: и уголовники, и зарубежные агенты (во время войны — особенно) по всему свету довольно активно (и порою даже результативно) отстреливаются от тех, кто их пытается задержать — но это никоим образом не препятствует успешной деятельности сил охраны правопорядка (от полиции до пограничников) и массовому притоку желающих служить в них.

Оригинал взят у m_yu_sokolov в «Засада с топором» от 2017-10-24 18:16:00.

Д. В. Драгунский говорит (««Большевистская сволочь хотела грабить и держаться у власти»»: «Почему советские люди беспомощны и слабовольны») о советском человеке: «Он крайне инфантилен, так как социально беспомощен. Он не умеет бороться за свои права, отвечать на насилие насилием — об этом писал ещё Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ». Людям звонили в дверь, и они не притаивались с топором, а спокойно отдавали себя во власть тех, кто их приходил арестовывать».

Имеется в виду место из Солженицына («Архипелаг», ч. 1, гл. 1, примечания): «Как потом в лагерях жгло: а что, если бы каждый оперативник, идя ночью арестовывать, не был бы уверен, вернётся ли он живым, и прощался бы со своей семьёй? Если бы во времена массовых п о с а д о к, например в Ленинграде, когда сажали четверть города, люди бы не сидели по своим норкам, млея от ужаса при каждом хлопке парадной двери и шагах на лестнице, — а поняли бы, что терять им уже дальше нечего, и в своих передних бодро бы делали засады по несколько человек с топорами, молотками, кочергами, с чем придётся? Ведь заранее известно, что эти ночные картузы не с добрыми намерениями идут — так не ошибёшься, хряснув по душегубцу. Или тот воронок с одиноким шофёром, оставшийся на улице — угнать его либо скаты проколоть. Органы быстро бы не досчитались сотрудников и подвижного состава, и несмотря на всю жажду Сталина — остановилась бы проклятая машина! Если бы… если бы… Не хватало нам свободолюбия. А ещё прежде того — осознания истинного положения… Мы просто ЗАСЛУЖИЛИ всё дальнейшее».

В лагерях-то понятное дело, что жгло. Но вопрос в том, где и в какой стране имела место картина бодрого сопротивления, о которой мечтал Солженицын. В Европе, не поражённой большевизмом, разве евреи не так же покорно шли на заклание? Восстание в Варшавском гетто — единственное героическое исключение.

Да, есть примеры из более старинных времён. Испанская герилья, например. Но примеры — немногочисленны. И в те же старинные времена люди, приговоренные к квалифицированной, т. е. долгой и мучительной смертной казни, покорно отдавались в руки палачей, хотя ясно, что терять уже нечего, а смерть в рукопашном бою — легче.

Так что дело не в советском человеке, а в человеке вообще. Хотя Д. В. Драгунскому эта мысль не приходит в голову.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments