Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Дурень думкою багатіє

Оригинал взят у uborshizzza в ««Укатайка»». Опечатки по возможности исправлены. Ненормативная лексика оставлена.

Нашла пост украинского националиста. Это не пост, а «укатайка». Привожу его с небольшими сокращениями, так как он очень объёмный, а ещё в оригинале каждое предложение размещалось через абзац друг от друга: наверное, это была поэма.

===

Как известно, шизофреническая «власть» Крыма ещё более приблизила дату референдума, а потом, обоссавшись по полной, в одиночку приняла решение о присоединении Крыма к России. Напомнило собаку, которая, не дождавшись прогулки, ссыт в квартире, а потом уже и срёт — чо уже терять-то.

Что ж, надо решать, что делать с Крымом дальше. Прежде всего, для понимания, за происходящее ответственен ВЕСЬ Крым. ВСЕ его жители. Куча тупой злобы и истерика. По своей искаженной логике они назначили виноватой Украину.

Но для начала — во всём надо видеть хорошее. Значительная часть 5-й колонны, голосовавшей за всяких януковичей, от нас ушла. Если бы от Молдовы не отрезали Приднестровье — хрен бы она взлетела — смогла идти в Европу.

Но, повторю, самим не надо делать ничего. Почему? А что мы можем? Предыдущая власть уничтожила наши мышцы. Нашу армию.

Да, если злобный карлик перейдёт к реальным действиям, до Днепра мы вряд ли остановим.

Но мы завалим нашими и российскими трупами всю страну. В Украине сейчас элитные части, их не много и не факт, что они умеют обращаться с тем, что на них навесили в последний момент. Остальные части не так оснащены. Победа для Путина будет более чем пирровой. Армия Украины 140 тысяч. Добавляем не менее 200 тысяч резервистов. Потери обороняющихся принято оценивать меньше потерь атакующих в три раза. Таким образом при потере нами 50% личного состава россияне могут потерять до полумиллиона солдат. С потерей полумиллиона (всего численность ок. 700 тыс. л.с.) армия России просто перестанет существовать. После таких потерь Путину придётся или создать совсем уже неприкрытую диктатуру на штыках ОМОН, или его разберут на полоски родные и друзья погибших. Впрочем, нам от этого не будет легче — страна будет в полной разрухе. Я не считаю, что надо жертвовать страной с такими прекрасными людьми ради того, чтобы задавить морального карлика. Сам сдохнет. Поэтому воевать сейчас Крым нет смысла.

Впрочем, потом — тоже. Сила украинцев — в нашем национальном спокойствии и непредсказуемости.

Путин начинает буянить против Майдана — мы спокойны.

Путин нервничает и уговаривает Януковича использовать снайперов, чтобы у нас начались самосуды — мы скорбим, но спокойны.

Путин играет желваками и вводит войска — у нас сдаётся никому не нужный адмирал, остальные спокойны и ждут.

Путин, ломая руки (и не только себе), орёт, брызжет слюной и приказывает блокировать части, творить провокации — наши военные сохраняют ледяное спокойствие.

Путин жрёт галстук и сам себе напоминает Михико. Мы молчим.

Наша сила в том, что мы действуем не так, как ждёт император России.

Он привык, что после избиения мирной демонстрации все затыкаются и боятся — нас выходит миллион.

Он не верит и рекомендует продолжать — и мы отвоёвываем себе Грушевского.

Он говорит стрелять — и мы окончательно прогоняем убивавшую нас власть.

Теперь ждёт, что мы хотя бы плюнем в «несуществующего» российского солдата, а мы его просто не замечаем.

Так и продолжаем.

Повторю — сделать силой мы всё равно ничего не можем.

Нам только надо аккуратно вывести нашу армию с семьями и имуществом.

Что не можем вывести — подорвать.

Крым отделяется — ну ок.

И это к лучшему.

Что может сделать Украина? Поскольку мы считаем по-прежнему, на официальном уровне, Крым своей территорией, которая оккупирована, то никаких КПП на перешейке не будет.

Забор и колючка.

Никаких туристов из России и Белоруссии (про Украину даже не говорим) на машинах и поездах — 90% всего потока.

Крым сосёт и полирует ржавеющие рельсы.

Вода, электричество — не отключаем, нет. Зачем? Продаём по нашим тарифам. По фиксированным ценам в евро. Для простоты 1 евро литр и киловатт. Месяц неуплаты — отключаем до уплаты. При таком курсе рубля им понравится. Если не понравится — пусть побегают по рынку, поищут подешевле. Беженцев пускаем, мы ж не звери, но только женщин с детьми, детей и стариков. Вводим в законодательство понятие недружественного государства, куда тут же определяем Россию. За двойное гражданство с недружественным государством — уголовная ответственность (ну, кроме тех, кто остался в Крыму). Посещение Украины гражданами недружественных государств — под запрет. Тем, кто тут живёт давно и имеет желание — меняем гражданство на украинское в обмен на отказ от недружественного. Это для предотвращения дальнейших попыток защиты русских кремлёвским юродивым.

И многое, многое другое — и Крым поймёт, как много они не ценили из того, что имели. И начнёт потерямши плакать. Я уже писал про похмелье, да? Оно будет сильным. За это время мы должны создать не менее сильную армию. Сильная армия в маленькой стране — это как металлический шарик: он мал, но хер раздавишь, посмотрите на Израиль. Ещё за это время мы должны тайно создать минимум тридцать боеголовок (это не очень сложно: те, кто в теме, знают), а средства доставки у нас есть. А потом мы на законных основаниях выходим из будапештского меморандума на том основании, что нас никто не защитил, и становимся уважаемым бобром с ядерной елдой.

Ну а Крым. А что Крым? Он к тому моменту скорее всего прибежит сам — коммунистические маразматики передохнут, вояки, которые сейчас с дуру записались в сострахуоборону, постареют. А остальные с тоской будут вспоминать украинскую вольницу. Года три–четыре и Крым начнёт намекать, что девка нагулялась и снова хочет замуж. Ну а там посмотрим — оно нам надо?

Если Крым вернётся. Я буду требовать наказать с точки зрения закона не только руководство, но всех, кто незаконно держал в руках оружие, тех кто избивал сторонников майдана, кто бегал с палками вокруг наших военных частей и тех, кто препятствовал журналистской деятельности.

И не надо мне со всей нашей украинской добротой говорить потом: мол, не начинай охоту на ведьм. Зло должно быть наказано. Глупое зло — особенно. Да, и перед возвращением Крыма необходимо будет принять закон, что имущество тех, кто сбежал от наказания, будет продано с молотка. Пусть выбирают — пара лет тюрьмы или имущество.

И ещё. Когда мы страну отстроим, мы не забудем. И я ещё не знаю как, но разницу снимем. С процентами.

===

Воевать они не будут, потому что очень жалко себя, таких прекрасных. Военных своих из Крыма выведут, а что не смогут унести, то взорвут.

Как вам эти мечты ограбить крымчан, если они они отделятся или даже если вернутся? И с чего это они от вас отделятся, а, ребята?

А Молдавия, которая взлетела, когда от неё отделилось Приднестровье? Господи, неужели украинцы до того дошли, что молдаванам завидуют?

А как они тайно быстренько создадут 30 боеголовок — это же очень просто, все умеют?

Сила украинцев — в их национальном спокойствии и непредсказуемости. Умри, Денис, лучше не скажешь.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →