November 4th, 2021

Чем активнее Запад защищает киевских террористов, тем очевиднее их преступления

Климатоложество пытается противостоять физике

«Миф и реальность глобального потепления». На квадратный метр поверхности, перпендикулярной солнечным лучам и находящейся на орбите Земли, падает 1370 ватт этих самых лучей, а на точно такой же квадратный метр непосредственно на поверхности Земли — 1100 ватт: остальное перехватывают и переизлучают обратно в космос те самые «парниковые» — то есть эффективно поглощающие (и, значит, столь же эффективно излучающие) инфракрасное излучение — газы. Таким образом они в целом не нагревают, а охлаждают поверхность Земли. На всякий случай напомню эксперимент, проведенный в 1908-м году Робертом Уильямсом Робертовичем Вудом.Collapse )Напомню также, что исследование под руководством Андрея Петровича Капицы состава льда, наслоившегося в Антарктиде за последние полмиллиона лет, однозначно доказало: концентрация углекислоты в воздухе начинает расти примерно через полвека после начала очередного глобального потепления. Нынешнее глобальное потепление началось на рубеже XIX–XX веков, а рост концентрации углекислоты отмечен лет через 10–15 после окончания второй европейской фазы Мировой войны. Всё сходится. Но парниковую теорию глобального потепления будут рекламировать ещё долго, поскольку под её предлогом пытаются взять под единый контроль всю мировую энергетику, а через неё всё мировое производство.

В основном о неожиданностях (иной раз даже не вредных)

Немного физики излучения

Средняя температура поверхности Марса — 210 кельвинов, Земли — примерно 300 кельвинов. Средний радиус орбиты Марса — примерно полтора радиуса орбиты Земли, то есть на единицу поверхности Марса падает примерно в два с четвертью раза меньше солнечной энергии, чем на единицу поверхности Земли. Излучение, обусловленное температурой тела, пропорционально четвёртой степени температуры (в кельвинах, то есть отсчитанной от абсолютного нуля). Следовательно, чтобы отвести энергию, посланную Солнцем, от поверхности Земли, нужна температура около 260 кельвинов. Именно такая и наблюдается на высоте, где конвекция — подъём воздуха, нагретого поверхностью — затухает — становится малоощутима на фоне движений, вызванных другими причинами. Но от самой поверхности Земли почти всё тепло (по меньшей мере 4/5, а то и 5/6) отводится именно конвекцией. Разницу температур стратосферы и поверхности — примерно 40 кельвинов — принято объяснять парниковым эффектом — перехватом инфракрасного излучения от земной поверхности газами, сильно поглощающими его. Но по законам физики всё, что активно поглощает излучение, столь же активно его и отдаёт. В частности, парниковые газы перехватывают и переизлучают обратно в космос примерно четверть солнечной энергии: 270 ватт из 1370, падающих на каждый квадратный метр поверхности, перпендикулярной солнечным лучам и находящейся на уровне земной орбиты. Насколько я могу судить, это значит: рост концентрации таких газов — водяного пара, двуокиси углерода, метана — охладит поверхность Земли, тогда как температура верхних слоёв атмосферы не изменится.

Преступники часто совершают новые преступления в надежде избежать ответственности за предыдущие

«Донбасс и страна артиллерии» + «О чём говорит назначение Яроша советником главнокомандующего ВСУ». Правда, уже рассказывают, что на посту советника Дмитрий Анатольевич пробыл меньше суток.

Вынесено из комментариев

sedeptra 2021-10-26 18:07:02> Я тут читаю (пытаюсь) книжку Лебиной про советскую повседневность 1920–30-х годов. У неё в книге собрано много фактологии, и ради этой фактологии я готова (иногда) давиться её подачей. Эта подача заслуживает отдельного рассмотрения. У неё субъектностью обладают исключительно интеллигенты, бывшая аристократия, артисты-художники какие-то, профессура, чистая публика с узнаваемыми именами. Например, вселение нескольких замученных холодом и теснотой рабочих семей в большую профессорскую квартиру рассматривается исключительно с точки зрения страдающего профессора, который лишился (батюшки-мамочки!) своего привычного кабинета. Даже если сам профессор не жаловался и пишет об этом просто как о факте в своей жизни. У неё буквально рабочие это не люди, у них нет имён, личностей, потребностей, они не испытывают чувств, боли, не имеют желаний. Серая неудобная масса. Очень интересно наблюдать, как выдвигаются на первый план Личности, вот только быть Личностью позволено только чистой публике.