November 13th, 2020

Импотентное предвкушение

Как только Россия в целом и Российская Федерация в частности достигает очередного успеха, начинается массированная либероидная рассказка о неизбежных предстоящих трудностях, по меньшей мере обесценивающих всё обретённое, а в лучшем для либероидов случае отбрасывающих нас далеко назад. Неужто все эти люди не знают хотя бы по собственному опыту, что развиваться можно только в ходе решения задач всё большей сложности, причём даже временные неудачи приносят пользу, если понять и по возможности устранить их причины, а новые достижения невозможны без развития и сами указывают на дальнейшие его направления? Или у этих людей (как можно предположить при взгляде на выступления деятелей вроде Андрея Николаевича Окары или подельников Григория Алексеевича Явлинского в ток-шоу на телеканалах РФ да комментарии активистов вроде vir77 или stopwor в моём ЖЖ) вовсе нет ни опыта, ни развития, ни достижений?

Вынесено из комментариев

Ирина Балдина ° 2020-11-11 14:32>

«любой гражданин СССР, который приезжал сюда в Среднюю Азию и работал, преподавал, учил, всех одинаково уважали и дружили, пока тот не начал включать свой шовинизм великорусский».

Объединение имперского типа не так работает. Оно не является равномерной смесью народов. Оно является целостной конструкцией. Можно привести аналогии из техники.

Каждую цивилизацию можно сравнить с каким-то уникальным девайсом со своими уникальными правилами функционирования. Например, автомобиль, самолёт, корабль. А народы в составе этой цивилизации — с деталями. Народы равноправны в том смысле, что каждая деталь является необходимой. Если у самолёта отпилить крыло, или вынуть мотор, или снять шасси, то он не полетит. Однако каждая из деталей заточена под свою уникальную функцию. И кроме того, есть ещё такая важнейшая функция: держать конструкцию самолёта в целом. Потому что куча отдельных деталей от самолёта, и готовый самолёт — это две большие разницы.

Поэтому империя начинается с понимания: каким именно уникальным девайсом мы являемся. То есть — что именно мы собираем из деталей.

Какой-то из народов (в нашем случае — русский) обнаруживает, что его национальный этнический стереотип поведения является очень крутой и выигрышной штукой. И значит, если другие народы будут вести себя так же — то они тоже будут крутыми и выигрышными. Для того, чтобы этот стереотип поведения мог принять для себя другой народ — убираем из русского национального стереотипа поведения узкоэтнические черты — и получаем имперский стереотип поведения. То есть теперь любой народ может принять на себя этот стереотип поведения. Потому что узкоэтнических привязок у него нет. Хотя имперское поведение и остаётся при этом органической частью национального русского поведения.

По аналогии с самолётом. Имперские хранители стереотипа поведения отвечают за то, чтобы конструкция в целом оставалась именно самолётом, и развивалась по самолётной линии. Сохраняла бы собственную сущность. Это значит: когда фанерный аэроплан превращают в сверхзвуковой истребитель — то это хорошо и правильно, это развитие и прогресс. А когда у фанерного аэроплана отпиливают крылья и превращают его в ухудшенный автомобиль — это караул и геноцид.

Роль «хранители имперского стереотипа поведения» вообще-то отвязана от конкретного этноса. Её может выполнять любой, кто принял имперский стереотип поведения для себя как родной. Кто любит его, понимает, и не мыслит для себя иного поведения. На примере грузина Сталина можно увидеть, что лучшим русским императором может быть и не этнический русский. Но при этом принимать для себя имперскую часть русского стереотипа поведения — строго обязательно.

Великая заслуга Сталина в том состоит, что он не просто принял для себя имперскую часть русского стереотипа поведения. Он ещё и понял, чем именно является этот стереотип поведения. То есть понял, каким именно девайсом он рулит. Понял, что он сидит за штурвалом самолёта. И значит, правила вождения автомобиля (заточенные под другую цивилизацию) — ему смертельно опасны. Значит, надо изучать конструкцию самолёта, и на основе неё вырабатывать правила именно для рулёжки самолётом. Впрочем, это отдельная тема.

Понятно, что легче всего эта роль даётся этносу-родителю имперского стереотипа. Однако она не является его монополией.

Возвращаясь к Вашему бытовому примеру. Роль русских (или иных хранителей сущности империи), заключается в том, чтобы пресекать те проявления национальных обычаев (любого народа), которые несут прямую угрозу имперской конструкции в целом. И не лезть в те обычаи, которые прямой угрозы не несут. Даже если эти обычаи и не несут пользы. Это программа-минимум. Программа-максимум: дополнительно к программе-минимум, для каждого народа очертить оптимальную нишу. В которой его национальные обычаи будут не просто безопасны, а полезны для системы в целом и для этого народа в частности.

Когда обе стороны молчаливо принимают для себя эти правила игры, то снаружи это выглядит как «всех одинаково уважали и дружили». Хотя фактически «хранитель имперской сущности» и «просто житель национальной республики» — это качественно разные функции. Хочешь сделать карьеру на имперском уровне — пожалуйста. Можешь даже стать императором шестой части суши. Но для этого надо принять для себя не узконациональный, а имперский стереотип поведения.