June 29th, 2019

Разные аспекты единого представления о демократии

«Интервью газете The Financial Times»: «В преддверии саммита «Группы двадцати» Владимир Путин ответил на вопросы представителей газеты The Financial Times: редактора Лайонела Барбера и главы московского бюро Генри Фоя».

В статье два рода тезисов на выбор: либо недоказанные — либо опровергнутые

«Hold Russia Accountable for MH17»: «European investigators charge four men with murder, but evidence of Russian guilt is powerful» («The Wall Street Journal (США): призвать Россию к ответу за МН17» с увлекательным обсуждением, включающим ссылки на публикации «Ростовская РЛС не засекла приближения к MH17 объектов с территории ополченцев»: «У российских ВКС есть данные о том, что в районе катастрофы "Боинга" в Донбассе находились украинские средства ПВО» + «Брифинг Минобороны России по новым деталям катастрофы Boeing 777 в Донецкой области» + «Переучёт ценностей»).

Вынесено из комментариев

Саша Пахомов 2019-06-28 23:19:45>> Ходаковский вернулся в Донбасс, его свежее интервью: «Основатель батальона «Восток» рассказал, зачем вернулся в Донбасс». Как вы к нему относитесь, кстати? Или вам всё равно?

awas1952 2019-06-29 12:20:31> У меня нет достаточных сведений об Александре Сергеевиче Ходаковском, чтобы выработать отношение к нему, интересное для других. Скорее всего, у него были конфликты с другими участниками процесса формирования народных республик: сам этот процесс был достаточно сложен, чтобы равно заинтересованные в нём люди предлагали разные — и зачастую несовместимые — решения задач, выявляемых по ходу дела. Но опять же не могу однозначно сопоставить и оценить эти решения, чтобы понять, чей вариант был лучше и в тот момент, и по отдалённым последствиям. Что же касается указанного Вами интервью, то в нём я не согласен с рассуждением «При всём нашем пафосе я должен констатировать факт, что мы не располагаем собственной субъектностью. Мы — объект, зависящий от внешних обстоятельств. Мы находимся сейчас в неудобной, невыгодной для нас позиции ожидания развития событий, в частности, на Украине, а также в России и вокруг неё. Мы находимся в болезненном месте, в точке пересечения различных нервных узлов, направлений. Мы пока, и это видно по нашей официальной риторике, никакой активной позиции не занимаем»: народные республики действительно находятся в сложной обстановке, но как раз потому, что располагают собственной субъектностью — сами приняли решения и о своём создании, и о дальнейших взаимоотношениях с Украиной и Российской Федерацией, и о многом другом, что даже перечислять долго. Сам он доказывает то же своими словами «Хотя у Кремля относительно Донбасса планов не было вообще никаких, и я живой свидетель того, Кремль вмешался в ситуацию уже в самой критической её фазе. И ни к началу этой ситуации, ни какому-то её развитию Кремль не имеет никакого отношения!»