September 24th, 2018

Интересно было бы прочесть протокол сравнительного испытания — или хоть какой-то документ

««Експлуатуючи техніку, військовий не повинен думати про гарантійні зобов’язання, якщо вона вийде з ладу. Він має бути впевненим у машині, почуватися захищеним»»: «Про перспективи розвитку й модернізації вітчизняної бронетехніки, перехід на стандарти НАТО та наявні проблеми розповідає начальник Центрального бронетанкового управління Збройних Сил України генерал-майор Юрій Мельник» (+ обсуждение в ЖЖ «Пушка украинского производства уже вдвое превысила показатели по живучести ствола российской пушки»).

Польша надеется припугнуть войной всех соседей

««Форт Трамп» в Польше: любимую жену США в Европе ждёт война и раздел» (+ обсуждение в ЖЖ «Сказ про смелого Ляха, который в кредит купил плаху»: «русскому голову сечь, да не ему ли самому на неё и прилечь»).

80 лет с начала рекордного женского перелёта

В августе 1931-го Андрей Николаевич Туполев представил комиссии по достижению рекорда беспосадочной дальности перелёта при Революционном военном совете СССР эскизный проект, созданный под его руководством. 1932-08-01 под руководством Павла Осиповича Сухого (я сейчас живу напротив конструкторского бюро его имени) и при общем надзоре Туполева началась постройка самолёта АНТ-25 (и впрямь 25-й разработки команды Туполева в целом). Лётные испытания и доработки начались 1933-06-22. В дальнейшем на машинах этой модели действительно установлено несколько мировых рекордов дальности — и по прямой, и по замкнутым маршрутам.

На базе АНТ-25 создан ДБ-1 — Дальний Бомбардировщик Первый (в КБ Туполева — АНТ-36). Но его лётные данные — 240 км/час и 300 кг боевой нагрузки — были очевидным образом недостаточны. Поэтому всё тот же Сухой к концу 1934-го возглавиил разработку двухмоторной версии — АНТ-37. Он получил военный индекс ДБ-2 (то ли Второй, то ли Двухмоторный). Первый полёт состоялся 1936-06-16. Увы, испытания показали недостижимость заданных военными характеристик при выбранной компоновочной схеме, а Сергей Владимирович Ильюшин уже представил ощутимо лучший (и в разных модификациях успешно прошедший Великую Отечественную войну) ДБ-3.

Оставшийся после испытаний экземпляр АНТ-37 доработали до модификации АНТ-37 бис и под гордым названием «Родина» использовали для установления рекорда беспосадочной дальности перелёта женского экипажа. В частности, 1938-09-24–25 командир экипажа Валентина Степанова Гризодубова, второй пилот Полина Денисовна Дудник (по мужу — Осипенко), штурман Марина Михайловна Малинина (по мужу — Раскова) совершили беспосадочный перелёт от Москвы до окрестностей посёлка Керби около Комсомольска-на-Амуре (сам Комсомольск и многие запасные аэродромы закрыла непогода).

Правда, во время поисков самолёта, севшего на сравнительно небольшую прогалину в тайге, местное и московское воздушное начальство выказало рекордную безалаберность, обернувшуюся столкновением в воздухе двух самолётов и гибелью 15 человек, включая двоих воздушных генералов. Но подвиг лётных мастеров от этого никоим образом не обесценился. Вечная им слава!

Сколково неизменно против понимания

««Мы снова оказались в 1929 году…»»: «Глава Сколтеха откровенно рассказал о катастрофе в российском инженерном образовании». О степени откровенности (и адекватности) можно судить, например, по фразе «Например, сопромат – эта дисциплина исчезла в Европе, такого понятия нет вообще. Никакой практической ценности он не имеет. А у нас людей этому учат до сих пор». Автор вообще предпочитает, чтобы специалисты поменьше знали о сути своих специальностей: «Допустим, есть инженер, который всю жизнь проектирует редукторы. Надо сделать для него такой софт, который «экранирует» его от сложных математических расчетов, чтоб он работал только в привычной ему среде, а всё, что из неё выпадает, программа обсчитывала бы за него сама. Сейчас главные производители софта на планете работают над такими решениями». Насколько я могу судить, идеал автора (и, похоже, всего Сколтеха) — люди, надрессированные нажимать нужные в конкретной задаче кнопки, понятия не имея ни о сути задачи, ни о стоящих за кнопками закономерностях. Но таким системам вообще не нужны инженеры.

Читал я когда-то, что Владимир Григорьевич Шухов, придумав башню в виде гиперболоида, обнаружил, что спрос на неё многократно превосходит его личную скорость инженерного расчёта. Тогда он создал формулы вычисления размеров всех компонентов башни по заданным требованиям: высота, грузоподъёмность и ещё какие-то подробности. Когда в контору Александра Вениаминовича Бари, где Шухов был главным инженером, приходил очередной заказчик, Шухов за чаепитием выяснял и записывал на разработанный им же бланк всё нужное и при очередной смене заварочного чайника передавал бланк команде счетоводов. Они по формулам Шухова вычисляли всё необходимое и проставляли на шуховском стандартном чертеже, а заодно рассчитывали по другим формулам Шухова смету строительства. Заказчику оставалось лишь подписать чертёж и смету.

Описанный в интервью подход способен воспитать счетоводов, сидевших рядом с шуховским кабинетом. Но из такого Сколтеха не выйдут не только новые Шуховы, но даже люди, способные понять шуховские расчётные формулы.