May 12th, 2018

Последствие сужения понятия класса

«СССР, устойчивость и классы» (часть первая + «Часть вторая» + «Часть третья») + «И ещё раз о гибели СССР». Насколько я могу судить, данная дискуссия (и в самих вышеуказанных статьях, и в их бурных обсуждениях) проистекает прежде всего из дословного понимания известной нам по Марксу (но осознанной, насколько я могу судить, ещё задолго до него) трактовки понятия «класс» только по отношению к собственности на средства производства (и виду самих этих средств: так, в рабовладельческом обществе основным средством производства считается сам человек, а в феодальном — сельскохозяйственная земля). На мой же взгляд (и на взгляд самих Маркса с Энгельсом, что отмечено в последней статье), класс — любая значимая и отчётливо отличимая позиция в структуре общественного разделения труда (а Маркс — как первопроходец — подробно исследовал лишь очевиднейшие позиции). Кстати, такое понимание соответствует активно используемому Марксом и его последователями понятию ликвидации класса как перестройки структуры общественного разделению труда, влекущей исчезновение некоторых позиций в нём (а лица, находившиеся на этих позициях, вполне могут найти себе места в новой структуре: так, к моменту коллективизации сельского хозяйства в СССР кулаки — сельские ростовщики — с их семьями составляли, по разным оценкам и в разных местах, от 1/20 до 1/10 сельского населения, а раскулачены — высланы из мест постоянного проживания или сосланы в конкретные места — не более 1/50 сельского населения). Соответственно социалистическое общество — несомненно классовое, и номенклатура — руководители, назначаемые по согласованию нескольких ветвей системы управления — тоже несомненный класс. Более того, в предстоящем новом социализме, опирающемся на компьютерное управление всем мировым производством как единым целым, разделение труда тоже будет содержать качественно различные позиции, а посему общество останется классовым. Это необходимо учесть заранее, чтобы игнорирование классовой структуры не породило противоречия, сходные с описанными в указанных статьях и их обсуждениях.

Вынесено из комментариев

smirnoff_v 2018-04-27 11:33:00>>> Можно поговорить о том, почему зачаткам передового «не класса» — когнитарной общности — не удалось свернуть номенклатурную глыбу. Почему, наоборот, они прошли эволюцию от коммунистов, критикующих власть за недостаточно последовательное движение вперед, до антисоветской диссиды, неолибералов, причем в самой отвратительной, людоедской форме. Тут есть о чём поговорить и это полезный разговор. Но это отдельный разговор.

eyeofevil 2018-05-04 16:10:20>>

Я сразу кратенько пару соображений выскажу, чтобы не забыть.

Во-первых, среди когнитариев диссидентов хватало и раньше. Возможно, лично я впадаю в ошибку неполной индукции, но я почему-то довольно часто вижу в биографиях советских учёных — особенно физиков — упоминания об обвинениях в антисоветизме. Причём начиная с тридцатых годов.

Во-вторых, лично мне кажется понятной аналогия между советскими когнитариями и солдатами, попавшими в позиционную войну (наподобие Первой мировой). Сначала «война» (надежда на социальный и технический прогресс) воодушевляет, и не жаль даже рискнуть жизнью во имя победы. Потом «армия» (общество) упирается в позиционный тупик. Начальство, особенно непосредственное, звереет, гайки закручиваются, в окопе грязь и холод. Возникает подозрение, что война нужна только офицерам, что война — лишь способ закручивания гаек, получения коррупционных доходов и реализации властных комплексов офицеров. Более того, возникает подозрение, что существенная доля офицеров — просто тупорылые му%аки, которые рано или поздно прос%ут финальную битву. И потому и проще, и гуманней, и нравственней перейти к братанию со вражескими солдатами.

Так вот, чтобы брататься с врагом, достаточно осознания того, что цель командования не совпадает с личными целями самого солдата и (чтобы не быть обвинённым в эгоизме и трусости) с целями простого народа, из которого солдат набирают. Чтобы поднять восстание против офицеров, нужно мужество. Но чтобы осознать, что по ту сторону фронта сидят матёрые враги, которым мир нафиг не нужен, нужна настоящая мудрость. И мужество принять необходимость борьбы на два фронта: и против собственного охреневшего начальства, и против врага по ту сторону фронта.

И одной мудрости при этом недостаточно. Поскольку война — это борьба структур, то необходимо выстраивать параллельную, совершенно независимую для начальства организационную структуру. Такую структуру, которая одновременно могла бы бороться против оборзевшего начальства, не поставив под поражение всю армию в целом, и одновременно бороться со врагом, рискуя получить удар в спину от начальства.

Увы, ни мудрости (т.е. правильного понимания политического расклада), ни организационных структур у советских когнитариев не было, хотя были их зачатки. Борьба с номенклатурой требовала решения бы нетривиальной задачи — создания, по сути, параллельного диссидентского движения, никак не связанного с традиционными прозападными диссидентами и не обладающего капающими извне ресурсами последних. А без ресурсов такое движение наверняка долгие годы вело бы подпольное существование, на что честному советскому гражданину, интеллигенту, коммунисту и гуманисту, было бы психологически очень сложно пойти.

А вот у антисоветчиков по одну сторону баррикад такое подпольное движение было — в лице организованной преступности.

При этом у когнитариев могло и не быть понимания фатальности грубой антисоветчины. Если они и вправду повелись на уподобление СССР фашистским странам, то могли мысленно примерять на себя судьбу граждан этих стран, в том числе их интеллигенции. Как известно, страны Оси, вошедшие в зону западного влияния, были превращены в витрины капитализма. О том, что СССР может разделить судьбу стран, не вошедших в витрину, просто никто не думал. Немаловажно, что немецкие и японские фашистские ученые отлично пристроились на Западе и даже не были привлечены к ответственности — и наши когнитарии могли считать, что и сами смогут хорошо пристроиться на Западе. И, учитывая утечку мозгов, далеко не вся интеллигенция просчиталась.

Во многом такая подслеповатость отечественных когов может объясняться тем, что государство крепко держало в кулаке все информационные потоки — вплоть до средств связи. Т.е. нашим когам пришлось бы додуматься до необходимости буквально дублировать целые социальные институты и технические направления. Что было очень не очевидно.

smirnoff_v 2018-05-05 11:45:48>

Всё же стоит понимать, что разные эпохи — разная оппозиция.

В довоенную эпоху никакого когнитариата не было. Были «бывшие» со своими представлениями и своей оппозиционностью. Не знаю, как там у физиков, но тот же историк Платонов был и оставался монархистом, чего не скрывал.

Послевоенная эпоха иная. Это уже новые поколения. Появляется новая (в отличие от Троцкого) коммунистическая оппозиция. Речь о группах Краснопевцева, Пименова, Молостова, Ронкина, Григоренко… никакой прозападной ориентации они не имели.

Известная же нам диссида начинается в 60-х, но и она в массе не была прозападной и антисоветской. Речь шла именно о реформировании социализма в направлении, которое и можно назвать сегодня «антиноменклатурным», антибюрократическим. Самое интересное, что и власть шла на эксперименты, суть которых в передаче государственных функций общественности. Особенно в правоохранительной сфере: почитаешь — это поразительно, что тогда делалось.

Но потом подморозка, нежелание властной бюрократии отпускать вожжи, с одной стороны и недовольство рождающегося когнитариата в недостаточно глубоких реформах приводят к тому, что номенклатура садится в оборону, всё более глухую, а у диссиды появляется чувство разочарования, постепенно эволюционирующее в антисоветизм и прозападную ориентацию.

Из доклада Всемирного Банка

Дополнительно из нижеуказанного анализа банковского доклада: «Вот они — смертные грехи перед современным ростовщическим капитализмом: стремление работать на защищённой от произвола работодателя работе, в которой ты являешься профессионалом, а не «мобильным» дилетантом; левые политические убеждения и ожидание от правительства ответственности в деле сохранения народа, а не только пресловутых «правил игры» для бизнеса (жизнь вообще с точки зрения христианина — не игра); низкий уровень «человеческого капитала» (то есть, очевидно, недостаточная полезность ваших человеческих души и тела для капиталиста). Ах да, есть ещё один смертный грех — несклонность к риску (в современном мире — к взятию кредитов за безумные проценты). Тот факт, что в Священном Писании и католикам с протестантами рекомендуется не строить дом свой на песке (ах, какая несклонность к риску!); не накапливать сокровищ на земле, но собирать «духовный капитал» на небе, где моль и ржа не истребляют, — все это проходит мимо внимания авторов доклада. Они больше увлечены «рейтингами счастья» и сомнительными историческими сравнениями».

Оригинал взят у m_yu_sokolov в «Из доклада Всемирного Банка» от 2018-05-12 09:07:00.

«Всемирный банк заявил о «неэффективности» Православия»: «В этой работе мы изучаем, как глубоко укоренённые теологические различия между православным вероисповеданием, с одной стороны, и католицизмом и протестантизмом с другой влияют на удовлетворенность жизнью, а также на другие ценностные измерения современного общества в крупных европейских регионах… Мы выясняем, что по сравнению с приверженцами Православия и неверующими католики и протестанты счастливее, имеют больше детей и менее часто соглашаются с тем мнением, будто государственная собственность — хорошее явление». Организация международных дармоедов, безусловно, вправе заниматься какими угодно вопросами — хоть тем, как догмат о пресуществлении влияет на курс национальной валюты. Но другие страны точно так же вправе не давать дармоедам денег. Пусть созидают концепции на общественных началах.

Либероиды при наличии нескольких версий выбирают наинелепейшую

Либероидная с момента рождения и по сей день «Новая газета» «поздравила» страну и мир с днём Победы, посвятив номер от 2018-05-07 исключительно военнопленным (не только советским), повторив в нём давно (то есть заведомо — в том числе и для редакции) опровергнутые либероидные мантры — от «Сталин не пожелал спасать пленных» до «Смертность немцев, оставшихся после капитуляции во французском плену, составила 2.58%, в американском — ​0.15%, в британском — ​0.03%» (по доступной части британской и американской статистики, в их плену умерли — в основном от голода — не менее миллиона немецких солдат, но квалифицировались они не как пленные, а как разоружённые войска противника, что и позволило англосаксам не распространять на них правила международных конвенций по обращению с военнопленными).

СГА не хотят от остального мира ничего, кроме безоговорочной капитуляции с самоукладкой на их стол

Если прибор включить, он будет работать лучше (из законов Мёрфи)