March 27th, 2018

Вынесено из комментариев

vsilvestrov 2018-03-26 23:55:58>

Вы очень часто весьма однобоко рассматриваете вопросы. Вы выхватываете часть системы с присущими этой части ограничениями — и распространяете эти ограничения на всю систему, не обращая внимания на другие части общей системы (в данном случае — образования).

Кроме платного — хотя и доступно-платного [в 1940–1956-м годах в СССР взималась «плата за обучение для всех учащихся вузов, 8, 9, и 10 классов средних школ, а также техникумов, педагогических училищ, сельскохозяйственных и других специальных средних заведений»: в год «в школах Москвы и Ленинграда, а также столичных городов союзных республик — 200 рублей в год; во всех остальных городах, а также сёлах — 150 рублей в год… в высших учебных заведениях, находящихся в городах Москве и Ленинграде и столицах союзных республик, — 400 рублей в год; в высших учебных заведениях, находящихся в других городах, — 300 рублей в год», то есть порядка месячной заработной платы малоквалифицированного рабочего — А.В.] — образования очного существовала альтернатива:

для средней общеобразовательной школы — школы рабочей молодёжи с вечерней формой образования;

для среднего специального образования — система ФЗУ [школ фабрично-заводского ученичества при крупных предприятиях — А.В.] с обеспечением формой, питанием и стипендией с обязательной выдачей аттестата о среднем образовании.

Кроме того, с седьмого класса принимали ребят на первые курсы техникумов — как очного, так и заочного и вечернего образования — также с обеспечением в т.ч. стипендией.

Ну и вершина — бесплатные вечерняя и заочная формы ВО [высшего образования — А.В.].

Мало того, при этом существовала параллельная СИСТЕМА военного образования, которая — так же, как и система производственно-технического образования — давала совершенно полноценное общее образование с выдачей документа об образовании.

Во всяком случае, я в своей жизни встретил всего пару человек, которые хотели получить образование, но в силу стеснённых материальных обстоятельств не смогли этого сделать: у них на попечении были больные родители и младшие братья-сёстры.

Так что Ваша информация как раз и есть голимая идеализация, а на деле пропаганда и не более.

Несчастье или преступление?

«Кто поджёг «Россию»?» (+ обсуждение в ЖЖ «Пожар в крупнейшей советской гостинице»). Насколько я могу судить, повторные вспышки в уже потушенных местах могли быть вызваны накоплением горючих газов, выделяемых пластмассовыми компонентами отделки помещений и коридоров (во время строительства гостиницы пластмассы как раз вошли в моду, а их пожароопасность ещё не успели изучить). Но вот если свидетели и впрямь сообщили о наличии нескольких одновременных очагов возгорания — это уже серьёзно.

Перегнуть палку легко и разрушительно

««Le racisme anti-blanc impose l'omerta médiatique»»: «Gilles-William Goldnadel évoque le racisme anti-blanc, dont très peu de médias ou d'associations osent parler. Selon l'avocat, c'est ce tabou qui explique le silence médiatique autour du scandale d'abus sexuels révélé à Telford» («Почему СМИ молчат о расизме против белых»: «Жиль-Уильям Голднадель поднимает вопрос направленного против белых расизма, о котором осмеливаются говорить лишь немногие СМИ и ассоциации. По его мнению, именно этот закон молчания объясняет тишину в СМИ вокруг скандала с изнасилованиями в Телфорде»).

Удачник династической лотереи

«Что, если бы Пётр Первый не взошёл на престол?» Полагаю, автор не вполне представляет себе реформаторскую активность Алексея Михайловича и Фёдора Алексеевича: на фоне фейерверочно бурного Петра Алексеевича плавные методичные перемены затерялись, но исторический опыт множества стран подтверждает легендарную китайскую мудрость «ибу ибу ди да дао муди» — шаг за шагом одолеем самый долгий путь.

Англосаксы пытаются сделать Европу своей добычей

«Большой брат «демократии»»: «Для чего Запад развязал новый виток антироссийской кампании» + «Ледяная война коллективного Запада»: «США перешли красную черту в попытке вбить клин между Россией и Европой».

Либероидный взгляд на историю нашего развития

В тексте «Отставание для нас — это скрепа» удивила разве что фраза «В Союзе придумали идею переноса конвейера из промышленности в управление государством»: насколько я могу судить, идея подготовки управленческих решений коллективом специалистов существенно старше не то что чикагской бойни, но даже венецианского судостроительного арсенала. Остальное — вполне каноничные либероидные мантры. В частности, автор даже не пытается понять: причина частого отставания Руси от соседей — в разрушительных набегах этих самых соседей, вынуждавших нас не столько создавать новое, сколько восстанавливать разрушенное ими. Кстати, критикуемая автором идея построения общества вокруг сырьевой ренты создана как раз его единоверцами. А уж провал возглавляемых опять же единоверцами автора «Роснано», «Сколково» и прочих «институтов развития» — неизбежное следствие непонимания ими самой сути восхваляемого автором «венчурного бизнеса» как доращивания новой идеи не до уровня массового применения, а до убедительной рекламной картинки, обеспечивающей выгодную перепродажу.

Главный распродавальщик — Китай

«Россия устроила распродажу гособлигаций США»: «Всего государства по всему миру являются держателями казначейских бумаг минфина США на 6.26 трлн долларов, что почти на 20 млрд меньше, чем на конец декабря 2017 года».

Вынесено из комментариев

prostokomp 2018-03-27 15:52:24>

Та, не… тараканов там хватает…

На выс*р про дигитал-экономикс отвечает полковник Козырев (агентурная кличка Trump): «Мы потеряли за довольно короткий промежуток времени 60 000 фабрик в нашей стране — закрыты, закрыты, ушли. Шесть миллионов рабочих мест, по крайней мере, ушли. И теперь они начинают возвращаться».

Про отсталую россармию читать просто смешно. Преклонение аффтыря пред радиоуправляемыми модельками ещё смешнее.

На его глупости об устаревании ядрёнбатонов отвечает вышеупомянутый полковник: «Мы тратим много денег на ядерные системы для обновления и в некоторых случая создания абсолютно новых, к примеру, атомные подводные лодки. Так что у нас будут наиболее сильные ядерные силы на земле, которые будут в абсолютно идеальной форме, и надеемся, нам никогда не придётся ими воспользоваться».

Как-то скромно не раскрыта тема отсталости России в атомной, космической и оружейной отраслях.

Беглецу из РФ нынче легко назваться жертвой

«Россиянину, получившему политубежище в Британии после скандала со взятками в Управделами президента РФ, начали поступать угрозы». Что характерно: скандал поднял он сам, и выдвинутые им обвинения во взятках опровергли следствие и суд.

Либероиды возмущены русским мышлением

««Крымнаш» третьей стадии: россияне снова передумали».

И немного для характеристики одного из главных соавторов издания, опубликовавшего вышеуказанное.

Оригинал взят у m_yu_sokolov в «Феноменальная память» от 2018-03-24 06:52:00.

Оказывается, писатель Д. Л. Быков, когда берёт интервью, не пользуется ни диктофоном, ни даже блокнотом. Всё архивируется в памяти, после чего выходит большой текст [Указанная ссылка, касающаяся интервью ««А вы уверены, что такая Россия нужна?»»: «Бескомпромиссное интервью вдовы диссидента Синявского Марии Розановой — Дмитрию Быкову», уже недоступна. Юлия Рахаева 2018-03-25 01:39 сообщила: «Удалила свой пост о якобы интервью Дмитрия Быкова. М.В.Розанова подтвердила, что претензий ни к автору, ни к газете не имеет». Lev Levin 2018-03-26 22:06 пояснил: «В 2014 г. Быков ещё визировал текст интервью и показывал собеседнику его окончательный вариант, а отказ от использования диктофона четыре года назад он объяснял не своей феноменальной памятью, а опасением, что запись может сковать его собеседника: «Я очень не люблю интервью. Мне всегда неловко отрывать человека от дел, договариваться, потом записывать (я всегда работаю без диктофона, потому что он сковывает собеседника, а прятать его мне не позволяет профессиональная этика). Потом визировать, постоянно подгоняя (потому что текст нужен в номер, а у собеседника нет времени уточнять формулировки), потом вносить эту правку, потом иногда ещё показывать окончательный вариант… Интервью — дело молодых, у меня почти всегда есть собственные ответы, трудно не навязать их собеседнику, не подтолкнуть его к той формулировке, которая понравилась бы мне… — Трудно не подменить собеседника собой. Но поскольку другие жанры более или менее вымерли, интервью остается для меня чуть ли не единственной площадкой»». Другие комментаторы бурно возмущались оценкой данного интервью Евгением Николаевичем Прилепиным. Добавлю: интервью у меня Дмитрий Львович брал, насколько я помню, под диктофон, но окончательный текст был изрядно олитературен по сравнению с живой беседой, как, впрочем, и я поступал с интервью, взятыми мною у других — А.В.].

Отчасти это похоже на дипломатический обычай (по крайней мере, прежнего времени — сегодня в дипломатии всё необычно и ново), предписывающий после встреч и приёмов не откидываться на боковую, но садиться составлять письменный отчёт в МИД. Понятно, что в ходе беседы дипломатический агент также не пользуется средствами фиксации, полагаясь на память.

Правда, отчёт: а) лаконичен; б) лишён литературных красот; в) предназначен сугубо для внутреннего употребления.

Мне интервью с Д. Л. Быковым и «Новой газетой» не грозит, но иным полезно на будущее знать особенности его журналистской манеры.