December 3rd, 2017

Рекомендую изучить

«Военная история Крыма. От Ивана Грозного до Путина».

Основные тезисы (в моём — упрощённом! — изложении).

В XVI–XVIII веках турецкие [крымские татары культурно и этнически куда ближе к анатолийским туркам, нежели к крымским булгарам — А.В.] обитатели северного побережья Чёрного моря препятствовали земледелию в самых плодородных землях Европы. Покорение Крыма и зачистка остального побережья обеспечили резкий прирост сельскохозяйственного производства — и тем самым столь же резкое ускорение развития экономики — всей России.

В первой половине XIX века в Европе — включая Урал — исчерпались возможности развития металлургии на древесном угле. Англии — а вслед за нею и Франции, и нескольким германским государствам — повезло: поблизости от давно освоенных железорудных месторождений обнаружились легкодоступные каменноугольные. России повезло меньше: Криворожское железорудное месторождение оказалось куда дальше от углей Северского Донца и Дона, да вдобавок и обнаружилось только к середине века. В качестве независимой внешней иллюстрации — статья «Русский металл»: «Как дефицит железа повлиял на историю Киевской и Московской Руси». Англо-французская агрессия против России в 1854-м году прощупывала все слабые места побережья (Кронштадт, Соловки, Петропавловск-Камчатский и т.п.), но в конечном счёте сосредоточилась в Крыму, ибо в случае полного его захвата появлялась возможность разрушить формирующийся — в ближайшей перспективе крупнейший в России — Донецко-Криворожский металлургический комплекс и тем самым остановить новый этап российской экономики. Год боёв в Крыму обернулся для антирусской коалиции потерями, не позволяющими добиться этой цели.

В ходе Великой Отечественной войны Крым — сперва главная авиабаза для ударов по румынским нефтяным месторождениям, потом плацдарм для немецких прорывов к северокавказским нефтепромыслам и (в перспективе) в Закавказье. Оба плана удались лишь частично, что сказалось на состоянии Германии в большей степени, чем на состоянии России (тогда именовавшейся СССР).

В постсоветское время Крым — точка опоры для контроля всей северной половины Чёрного моря. Его возврат в ту часть России, что ныне именуется Российской Федерацией, обеспечил в долгосрочной перспективе восстановление российской власти во всём Северном Причерноморье.

Истерика на ровном месте обычно порождается корыстью

Рутений-106 подвержен исключительно бета-распаду, в связи с чем его излучение в воздухе затухает через пару сантиметров, а для фиксации этого излучения требуется весьма непростое оборудование. Тем не менее паника вокруг него проплачена знатная. «Рутений-106: скрытая авария или намеренный вброс»: «Эксперты — о ситуации с «экстремально высоким» радиационным загрязнением на Урале» + «Учёный: концентрация рутения-106 в воздухе не опасна, но может быть тревожным симптомом»: «По мнению директора по науке Института промышленной экологии Уральского отделения РАН, появление радиоизотопа в атмосфере может свидетельствовать о какой-либо аварии на атомных объектах» + «Знакомьтесь: автор «рутениевой паники»» (+ на всякий случай перепечатка «Блогер разоблачил авторов «рутениевой паники»»: «Экологическая катастрофа от выброса рутения-106 произошла не на Южном Урале, а в голове Надежды Кутеповой, «эколога, правозащитницы, социолога и юриста»» со значительными дополнениями) + «Источник «рутениевого» заражения, обнаруженного в Европе, находится именно в Европе» + «Минутка идей».