November 9th, 2017

Вынесено из комментариев

vsilvestrov 2017-11-08 22:52:25>

В СССР был ещё один способ: платит работодатель совместно с субсидиями государства на издательскую деятельность в области науки! Как правило, работодателю это выгодно, ибо повышает его научный рейтинг и престиж, а (по сравнению с прочими затратами) затраты на оплату публикаций крайне невысоки. Издательствам это также выгодно, ибо с одной стороны они не страдают материально, а с другой существенно увеличивается портфель публикаций и, само собой, научный престиж издательства.

И никак не могу понять, как такой крайне неудачный показатель научной состоятельности учёного, как индекс Хирша, стал рулить всей наукой? Скажем, какой-то новой прорывной теорией занимаются несколько человек в мире, поскольку остальные в мировой науке в этом разделе вообще ничего не понимают (так было, например, у теоретиков с теорией струн): естественно, и публикаций там немного, и индексы цитирования куцые — зато значение для науки (даже отрицательных результатов) громадное. А вот индекс Хирша… И чего здесь хорошего? Нет, я понимаю, что с точки зрения ПРОДАЖ этот показатель вполне себе ничего: хороший индекс — учёный продаётся дорого; плохой — или вообще не продаётся, или существенно дешевле. Но вот какое это имеет отношение к науке???

Антисоциализм внутренне противоречив

«12 пунктов про Революцию и Гражданскую войну»: «Захар Прилепин о том, кто подложил бомбу под империю и тех, кто спас страну от развала» + «12 ответов Захару Прилепину о Революции и Гражданской войне». На мой взгляд, то, что — как указано во второй статье — «даже те люди, которые сегодня занимаются апологетикой большевистского переворота, никогда не используют для его оправдания апелляцию к собственным ценностям, программе и слоганам большевиков» и «вся красная апологетика строится на разных формах оправдания октябрьского переворота, большевизма и советской власти в рамках чужеродных большевизму ценностных систем», вовсе не означает, что «Великий Октябрь к своему столетию потерпел сокрушительное поражение», а значит лишь, что носители этих самых «чужеродных большевизму ценностных систем» неправы даже в рамках своих собственных воззрений, и сторонники социализма вполне убедительно доказывают и эту сторону неправоты своих оппонентов.

Наше влияние опасно для ястребов СГА

«Председатель комитета Сената Конгресса причислил Россию к врагам США»: «По словам Рона Джонсона, РФ продолжает дестабилизировать своих соседей и совместно с Ираном расширяет влияние обеих стран на Ближнем Востоке».

Разные взгляды на величайшую из подготовок наших побед

Вынесено из комментариев

meks65 2017-11-09 09:18:21>

Я больше чем уверен, что сейчас индекс Хирша достаточно легко накручивается, так же как лет десять назад накручивалась популярность сайтов в поисковиках при помощи ссылочного спама.

Тогда при поиске, кроме всего прочего, учитывалось количество ссылок с других сайтов, ведущих на искомый сайт. И чем больше было таких ссылок, тем выше была позиция в поисковой выдаче — и тем больше целевых посетителей заходило на сайт с поисковых машин.

После введения этого алгоритма сразу появились так называемые линкфермы, т.е. сайты, не имеющие никакого полезного контента, кроме ссылок на другие сайты линкфермы и сайты, которые нужно было поднять в поисковой выдаче.

Поисковики начали с этим бороться, распознавая цепочки ссылок. В ответ стали выкладывать нормальные тексты, размещая в них ссылки, используя алгоритмы цепей Маркова. Я лично видел «Войну и Мир», набитую ссылками. Кончилось тем, что появились ссылочные биржи, через которые нормальные сайты могли размещать на своих страницах ссылки и получать за это деньги.

Этот этап в IT уже давно прошли, а индекс Хирша — в силу большей инерционности науки и наличия механизма рецензирования — ещё только подходит к кризису.

Небольшая подборка разных взглядов на один Октябрь

Вынесено из комментариев

smirnoff_v 2017-11-09 10:16:15>

Разгромное влияние индексы оказывают на общественные науки. Они просто уничтожают возможность появления самостоятельных теорий и подходов в обществознании, причём навязывают отечественному обществознанию проблематику западных обществ. Например, чтобы получить цитируемость в социологии, желательно:

1. Исследовать какую нибудь хрень вроде гендерных проблем, домашнего насилия, ЛГБТ или на крайняк что-то модное — вроде потребления допинга отечественными спортсменами. Конечно, этот пункт не абсолютен, и бывают интересные направления, но вкупе со следующими пунктами…

2. Вы не имеете права выдумывать свои теоретические (фундаментальные) подходы к проблематике. Впрочем, и выбирать теоретическую базу и методологию как вам угодно. Вернее сказать, право-то имеете, но цитировать вас никто не станет. Вы обязаны избрать модную теорию, развиваемую кем-то относительно крупным в каком-то западном научном центре. Взять у них методологию. Тогда ваши результаты этот крупный и его коллеги и процитируют. Только так.

3. Из вышесказанного понятно, что Вам, как периферии, не позволена теоретическая социология. Вы должны работать на западные научные центры, добывая первичные данные, а уж интерпретировать их будут там.

Результатом всего этого сделалось странное положение, что в первую очередь американское обществоведение господствует в мире — причём оно удивительно ограниченно. Как-то так сложилось, что американцы в принципе не способны к философии — вообще. А философия — это математика социальных наук. В результате общественные науки у них ниже плинтуса. Я имею в виду не практику полевых исследований, как в социологии, например: исследования на то, кто купит 100000 холодильников, у них налажены неплохо. Но общая социология у них отсутствует по ущербности культуры. И они, эти убогие последователи парсонсов и иных недоделков, задают тон в мировой науке. И это всё следствие системы индексов, за которыми стоит бабло.

Мы же не можем — на официальном уровне — вообще говорить о своих проблемах, поскольку они не интересны западным научным центрам. И обществознание у нас развивается по сути только как андерграундное.