October 29th, 2017

Редкое для нашего правительства разумное решение

Обвинение ««Такого историка, как Владимир Мединский, нет»» (в переводе на простой язык: Мединский пишет слишком популярно, издаётся слишком большими тиражами, да вдобавок ещё и осмеливается объявлять предвзятыми иностранные публикации о России, причём как раз те, что лежат в основе современной внутрироссийской клеветы, оформленной в кувырстах швырнадцати диссертациях, а собственная диссертация Мединского основана на его собственных публикациях, но не на мнениях авторитетов) + приговор «Подписан приказ «Об отказе в лишении учёной степени доктора наук» В.Р. Мединского» (+ обсуждение «Глава Минобрнауки подписала приказ об отказе в лишении Мединского учёной степени» с редкостной концентрацией ненависти в комментариях + удивление «Интересная формулировка» со в целом верным на мой взгляд обсуждением).

Человек выбирает не столько цель, сколько средства

Небольшое уточнение на всякий случай. Нижеупомянутая инквизиция на протяжении большей части своей истории была службой расследования отступлений от вероучения, стремящейся прежде всего установить, сколь опасны они для общества в целом. Первоначально она даже противодействовала преследованию ведьм, исходя из того, что дьявол не может дать человеку сверхъестественной силы, а может разве что натолкнуть его на использование естественных сил во вредоносных целях. Основная масса обвинений в адрес инквизиции — пересказ преступлений, совершённых на заре протестантизма, когда массовые предрассудки уже не сдерживались организованной силой. Впрочем, и сама инквизиция по мере развития протестантизма стремительно эволюционировала именно в преступную организацию, густо нафаршированную массовыми суевериями: «с кем поведёшься — от того и наберёшься» ©. С остальным нижецитируемым текстом согласен полностью.

Оригинал взят у roman_n в сообщении от 2017-10-28 17:46:00.

Во имя коммунизма можно пойти отдавать землю крестьянам в Гренаде. Можно построить школы, больницы и университеты. А можно тяпками головы разбивать. Попов вешать. Да и не только попов.

Во имя Христа можно построить монастыри, школы, университеты и больницы. И даже пойти отдавать землю крестьянам в Гренаде. А можно устроить крестовый поход. Инквизицию.

И в итоге всегда оказывается, что мерилом всего оказывается сам человек, который раскрывается не в любви к пролетариату или к Христу, а в любви к конкретным людям.

Зачем ему Христос? Зачем ему коммунизм?

Чтобы что?

Чтобы строить, лечить, учить, жертвовать собой или для того, чтобы тащить, бить, стрелять, вешать?

Зачем человеку правда? Что он с ней будет делать? Она для него источник чего?

Власти? Чувства превосходства и права?

Чванства?

Или это опора для жизни, труда и любви?

Это только человек решает. И после этого решения — не очень важно: коммунист он, христианин, мусульманин, атеист.

Он либо принадлежит людям и принадлежит по любви. И тогда он — Божий. Он — брат мой.

Либо себе. И он нам — никто.

Тезисы по случаю либероидного праздника

С последним из нижецитируемых тезисов согласен с оговоркой: сохранять надлежит всю память, но не пытаться превратить кого-либо из деятелей прошлого хоть в ангела, хоть в дьявола только на основании факта его попадания в число участников и/или жертв обсуждаемого процесса (в качестве небольшого примера — выборка нескольких страниц «Жертвы сталинских репрессий»).

Александр Дюков · 2017-10-29 09:43 · На всякий случай копирую полностью, но рекомендую изучить и обсуждение оригинала.

Поскольку завтра — День памяти жертв политических репрессий, выскажу несколько важных для меня тезисов, касающихся не только советской истории.

1. История ни одного современного государства не обошлась без политических репрессий.

2. Политические репрессии могут носить обоснованный и необоснованный характер.

3. Политические репрессии могут носить обоснованный характер с точки зрения современников, однако следующими поколениями они могут рассматриваться как необоснованные.

4. Любая оценка событий прошлого говорит прежде всего не об этих событиях, а о нас, наших современных взглядах и декларируемых ценностях.

5. Политические репрессии остаются одним из элементов современного мира, хотя в результате общего смягчения нравов они и приобрели менее брутальные формы. Однако это смягчение может быть лишь временным.

6. Правовое закрепление каких-либо оценок прошлого создает основу для последующего преследования несогласных с этими оценками — то есть для проведения политических репрессий в наши дни. Именно это порою и является настоящей целью «осуждения прошлого».

7. Мы живём не в прошлом, а в настоящем. Поэтому предотвращение нарушений прав человека, совершаемых (или могущих быть совершёнными) сегодня, носит приоритетный характер по отношению к осуждению трагедий прошлого.

8. Сохранение памяти о жертвах является несомненным благом.

Пример диалектического противоречия, пока не породившего полноценный синтез

Стартовая точка «… как во мне уживались и боролись правое и левое, и как левое одержало победу…» (+ обсуждение «А проблема в том, что и то и другое — вред и зло для человека. Одно — массовые гекатомбы, а другое — хоспис для тех, кто мог и выздороветь. Но что придумать вместо этого?» + обсуждение в ЖЖ) + полный текст «Детская болезнь «правизны» в антикоммунизме» (+ обсуждение). Правда, насколько я могу судить, дело всё же не столько в морали, сколько во временной (и по моим прикидкам исчерпывающейся лет через десять — впрочем, противоречия, порождающие развитие, будут возникать и тогда) ограниченности возможностей средств организации хозяйства, откуда проистекает и неприкаянность немалых групп людей.

Вынесено из комментариев

fktrc ° 2017-10-14 13:41:31> Меня всегда удивляет и умиляет детская непосредственность запада. Сначала они нападают на Россию или СССР (ну, или вводят санкции или ещё что-нибудь), потом после ответки делают детскую обиженную мордашку и, искренне недоумевая, спрашивают: «А НАС-ТО ЗА ЧТО? Мы же только немного хотели вас захватить — за что ж убивать-то, а? Вы очень злые и нетолерантные».