July 14th, 2017

Вынесено из комментариев

podarkes 2017-07-14 10:28:09> Сегодня ещё во Франции празднуют День взятия Бастилии. Опять евроватники будут демонстрировать своё величие военным парадом, вместо того чтобы повысить пенсии или раздать эти деньги беженцам. Сколько можно праздновать итоги кровавой революции, вместо того чтобы устроить день скорби по погибшим и покаяться?

Когда грянула буря

1789-07-14 небольшая парижская толпа под руководством адвоката средней руки (по совместительству малоизвестного поэта, восторженного до — по отзывам многих знакомых — полной неадекватности) Люси Семплиса Камиля Бенуа Жан-Бенуа-Николаича Демулена захватила башенку (la Bastille Saint-Antoine), построенную в 1370–1381-м годах и давно утратившую военное значение, да и тюрьмой бывшую довольно условно (в тот день в ней «находилось всего семь узников — четверо фальшивомонетчиков, двое психически больных и один убийца»). Охрана — 82 инвалида (по тогдашней терминологии — ветераны, непригодные к строевой службе, но ещё приемлемые для гарнизонной) и присланные на усиление в связи с уже заметными беспорядками в городе 35 швейцарских гвардейцев короля — поначалу не препятствовала накоплению толпы и открыла огонь, только когда та опустила цепной мост и вломилась во внутренний дворик. 98 нападавших убиты, 75 ранены. После этого подошли отряды ополченцев (милиции) с пушками, захваченными по соседству, и начался штурм. Защитники крепости не позволили своему коменданту взорвать скромный пороховой склад и сдались под обещание безопасности. Впрочем, толпа прорвала милицейский кордон, убила коменданта, троих его офицеров, троих солдат, а заодно и купеческого старшину Парижа, пытавшегося подсунуть толпе ящики с тряпьём вместо оружия.

К тому времени процесс, впоследствии объявленный Великой французской революцией, развивался уже третий год. Но силовой захват государственного здания стал символом и точкой отсчёта. Подобные яркие вспышки всегда происходят далеко не в начале кризисов, но просто проявляют глубину происходящего. Большинство годовщин привязано не к первым малозаметным признакам накопления напряжений, но к уже сошедшим лавинам.

Юридически грамотный удар мемориальной доской по либероидному антисознанию

«Могильщик главной ценности современной цивилизации» + «0,1 ставка» + «Федотов недоумевает». В дополнение — праведное (с позиции традиционных либероидных мифов) возмущенние по поводу ренессанса объективного взгляда Русского мира на свою историю «Что будет с неосталинизмом?» со столь же мифологичным обсуждением и анализ критериев оценки исторических деятелей «Сталин и Екатерина». И на всякий случай напоминаю «Преступление против усовершенствования. Большой Террор — способ консервации двухканального управления».