January 20th, 2017

Реклама и документ

«Трезвые решения «пьяного Никиты»: крымское измерение» (и дополнительное обсуждение «Трезвые решения «пьяного Никиты»: крымское измерение»; кроме указанных в этом обсуждении явных нелепостей текста, дополнительно отмечу: на мой взгляд, особо смешны сведения о падении урожайности, не учитывающие ни освоение сравнительно неудобных земель по мере роста тяговооружённости сельского хозяйства, ни катастрофическое падение этой самой тяговооружённости в результате Великой Отечественной войны; да и рассказки о большей эффективности территориальных совнархозов по сравнению с отраслевыми министерствами давно и подробно опровергнуты, а уж Черток, завязанный в сложнейшую межотраслевую кооперацию предприятий, разбросанных по всему Союзу, мог сравнивать эти системы управления разве что с чужих слов) + «Доклад президиума ЦК КПСС на октябрьском пленуме ЦК КПСС (вариант)» (и дополнительное обсуждение «Самодур Хрущёв. Доклад Д.С.Полянского, октябрь 1964 г.»; на мой взгляд, некоторые осуждённые в докладе хрущёвские решения — например, ответ на размещение американских ядерных ракет в Италии и Турции, известный под названием «Карибский кризис», ибо именно в Карибском море СГА впервые почувствовали себя уязвимыми — лучше, чем сочли его коллеги по партии, но большинство упомянутых в докладе действий — начиная с обвинения Джугашвили в учинённом тем слоем партаппаратчиков, к которому принадлежал сам Хрущёв, Большом Терроре с конца июня 1937-го до конца ноября 1938-го, и приписывания Джугашвили всех очевидных недостатков самого Хрущёва — несомненно ошибочны для рядового гражданина и преступны для руководителя).

Опять попалось по цепочке ссылок давно и с удовольствием прочитанное

Конечно, прочесть надлежит весь цикл, но выделю фрагмент, связанный со многими моими собственными публикациями.

«Николай Иванович, вздохнув, в очередной раз собрался пересказать историю с метаниями тогдашней советской элиты в поисках идеального государственного устройства, при котором ей ничего не надо будет делать и ни за что не надо будет отвечать. Ведь ясно, что в наследство от Сталина осталась сложная, фактически многоукладная экономика. Для управления этой экономикой была задействована сложная система управления, основанная на персональной ответственности исполнителей за результат, а также на весьма сложном механизме выдвижении, подбора, оценки и отбраковки кадров управленцев.

Сложность кадровой политики была вынужденной. Просто не было в стране достаточного количества подготовленных кадров. Остро не хватало квалифицированных рабочих, хороших инженеров, врачей, учёных и далее по списку. Подготовленных управленцев, соответственно, тоже не имелось. Но управлять-то ведь было надо. Вот и пришлось Сталину просеивать частым ситом значительную часть населения страны в поисках управленческих талантов. В смысле, что раз нет подготовленных, то подберём хотя бы способных учиться на ходу. Раз нет образованных, то найдём талантливых: они компенсируют отсутствие базовых знаний тем, что некоторые вещи способны понимать на интуитивном уровне. Отсев при такой кадровой политике, разумеется, был дикий. Но куда деваться-то было?

После смерти вождя означенные механизмы были немедленно отключены. Ну, не нравилась элите ответственность за результат. И вообще работать не хотелось — хотелось спокойно жизнью наслаждаться. Прыткие молодые выдвиженцы тоже ей были не нужны.

Сразу выяснилось, что реально управлять имеющимся народным хозяйством стало невозможно. Поэтому основной смысл хрущёвских реформ как раз и заключался в максимальной унификации экономики страны. Многоукладность была ликвидирована. Это облегчало управление, но одновременно снижало потенциал развития. Собственно, из хозяйственных субъектов в результате остались только государственные предприятия, колхозы, не слишком от госпредприятий отличающиеся, и пародия на кооперативы
».