January 4th, 2017

Вынесено из комментариев

yozh73 2017-01-04 09:27:19>

Вот кто такие актеры, если вдуматься? По большому счёту, это ярмарочные платные петрушки, марионетки, играющие свою роль на потеху почтенной публики. Такие маппеты, которым Карабас засовывает руку по локоть в задницу и приказывает представлять царей и героев.

Но почему-то после того, как представление оканчивается, журналисты начинают всерьёз расспрашивать тряпичную петрушку, КАК БУДТО она и есть тот персонаж, которого она представляла.

Как будто она и есть царевна Ирина и может рассуждать о мотивах её поступков, как своих собственных.

Петрушка охотно разевает рот и начинает рассуждать о событиях, о которых она имеет представление только в пределах прочитанного ей сценария. И о существовании которых не подозревала до участия в фильме.

И тут начинаются перлы типа «ради чувства любви можно предать и убить». Например, предать ради любви к жизни или убить ради любви к деньгам, почему нет? То есть поступок гоголевского предателя Андрия — это прекрасно, с точки зрения морали петрушки.

Или «язычники более непосредственные, если они не любят, то могут просто убить человека». То есть на Руси все резали всех за каждый чих и косой взгляд. А как же месть со стороны родных или покровителей убитого, а как же виры по закону?

Какими же зверями представляет наших предков эта петрушка, начинающая рассуждать выше своего балаганного сапога! И кем надо быть, чтобы всерьёз интересоваться мнением этих гороховых шутов?

Авторитет или исследование?

По перепечатке фрагмента ««Люди не отдают себе отчёт, какой год нас ожидает»» вышел на интервью Мариэтты Омаровны Хан-Магомедовой «Мариэтта Чудакова: Я доставляла книги военным бортом», откуда видно: «советский и российский литературовед, историк, доктор филологических наук, критик, писательница, мемуарист, общественный деятель» считает мемуары — самый недостоверный, как известно любому историку, источник — и мнения давних авторитетов безоговорочно опровергающими как мнение большинства, так и результаты новых исследований. По забавному совпадению как раз перед этим прочёл увлекательное обсуждение давней заметки ««Кинопанорама»».

Вынесено из комментариев

На всякий случай напоминаю: разработанная Константином Сергеевичем Алексеевым система работы над ролью как раз и требует от актёра «вживания в образ» — сочинения целостного характера личности, способной в обстоятельствах, предлагаемых автором, действовать именно так, как автор написал. Увы, современные коммерчески успешные режиссёры как раз и предпочитают длительному вживанию всех актёров в созданные автором образы механическое исполнение предписанных действий: время работы над спектаклем или фильмом (не говоря уж об очередном ломтике сериала) сокращается в разы, соответственно снижаются и затраты, а результат могут отличить от целостного разве что сравнительно немногочисленные ценители, мало влияющие на кассовый сбор.

yozh73 2017-01-04 13:46:30>

Водораздел, на мой взгляд, должен пролегать таким образом: актёр, даже самый заслуженный, напужанный или народный, лауреат госпремий, премий киноискусств, орденов за заслуги перед отечеством, академик, профессор, декан, да кто угодно — непререкаемый авторитет в области постановки света, звука, мизансцены, театральной позы, способа кричать «ах, оставьте!», манеры сыграть то или это. Именно об этом его можно и нужно спрашивать, внимательно слушать и часто кивать головой.

Спрашивать актёра о содержании его роли, политическом, историческом, государственном значении тех или иных событий или деятелей, которые он мастерски изобразил — не нужно, поскольку это искушает маститого мэтра искусства показать себя полным невеждой и бараном, рассуждающим о том, в чём он совершенно не разбирается. Об это искушение обожглись десятки некогда нами любимых актёров, вообразивших себя именно теми авторитетами, которых им приходилось играть.

Посмотрите, что стало с обаятельной Лией Ахеджаковой! Ведь она теперь бесконечно играет бесстрашного одиночку, борца за правду МНСа Малаеву из фильма «Гараж»! Журналисты заставили её поверить, что она и есть Малаева, и нагородить всё то, о чём она имеет самое приблизительное, обывательское представление.

Поэтому все вопросы о том, почему герой поступил так или этак — к режиссёру: это его задумка. Задача актёра — послушно сыграть то, что велено. Велят — сыграет героя, велят — сыграет предателя. А почему именно так — актёру знать не положено: он играет то, что написано в сценарии. «А у Шекспира вы тоже спрашиваете: что да почему? Написано: душить Дездемону — идёте и душите!»