December 24th, 2015

Один народ — два образа власти

Семён Уралов · 2015-12-22 14:21 · На всякий случай копирую полностью.

О важности крымского опыта в деле развития федерализма в России

Всё-таки Крымский прецедент — это интереснейший опыт последних 25 лет российской политики. То, как разворачивается конфликт между региональными элитами и федеральным центром, очень показательно.

Для того, чтобы понять ценность Крымского прецедента — надо встать на предельно прагматичные позиции и анализировать с точки зрения теории элит.

Итак, почти два года назад был проведен большой эксперимент в рамках Крымского федерального округа. В одном субъекте РФ — Республике Крым — был включён режим полной лояльности для региональных элит. В Севастополе же исполнительная власть была отдана варягу. Варяг хоть и имел опыт работы в Крыму в качестве директора портового госпредприятия, но в украинскую элиту никак не был интегрирован. Законодательная региональная власть в Севастополе также была отдана местным элитам, как и в республике Крым. В Крымской же республике вся вертикаль власти была отдана региональным элитам. Которые, будучи элитами крымскими, безусловно, являются частью украинских элит.

Формирование элитарной прослойки проходит годами и крымские элиты ещё очень долго будут воспроизводить опыт, приобретённый в ходе украинского эксперимента. Это не хорошо и не плохо. Так устроено общество и власть.

И вот теперь на выходе мы имеем отличный материал, который показывает нам разницу в организации коммуникаций между региональными элитами и федеральным центром.

Крымское начальство очень быстро встало на путь публичного выяснения отношений с федеральным центром. То история с Путиным, Мединским и деньгами на крымскую культуру. То публичные перепалки, то громкие аресты и задержания. Скандально, короче, проходит процесс интеграции крымского начальства в элитарную прослойку РФ.

У севастопольских начальников не было проблем коммуникации с центром. Явно сказался предыдущий опыт и социальное происхождение — Меняйло состоялся как адмирал из Новороссийска. Главный конфликт в Севастополе проходил между губернатором и спикером заксобрания. То есть он был внутренним — и если выплёскивался в на страницы федеральной прессы, то только потому, что ко всем крымским делам есть интерес. А по самой природе этот конфликт был местечковым — такие постоянно происходят от Смоленска до Камчатки. Конфликт губера с главой ЗС — это обычное дело. Ещё часто бывает конфликт между губернатором и мэром столицы субъекта федерации.

Причиной столь разного поведения элит Крыма и Севастополя является разница в политических культурах РФ и Украины.

В украинской политической культуре принято публично выяснять отношения. Медийность является составной частью политического влияния. С помощью публичного скандала можно повлиять на снятие конкурента с должности либо отбиться от наезда из Киева. Публичность украинской политики — это прямое наследие политической культуры 90-х. Просто на Украине 90-е не закончились. В 90-х в РФ региональные элиты вели себя с федеральным центром так же, как ведут себя региональные элиты на Украине. То есть на одном месте вертели, и при каждом удобном случае устраивали публичный скандал.

В РФ же вместе с построением вертикали власти в нулевых зародилась новая политическая культура. Культура, которую кто-то называет византийской, кто-то номенклатурной, кто-то «системой конфликтующих башен», кто-то «ордынским наследием», кто-то «Политбюро 2.0» и т. д. Неважно, как назвать эту новую культуру. Важно, что она предполагает активную внутриэлитарную коммуникацию при минимальной публичной конфликтности. Причём если на федеральном уровне конфликтность ещё допустима, то конфликт между региональными элитами и федеральным центром — это скорее исключение, чем правило. Начальник по умолчанию прав и никогда не ошибается. А если ошибается, то подчинённый должен тихо исправить и начальник снова становится прав. Излишнюю публичность система воспринимает как ненужный раздражитель и, естественно, возбуждается.

И вот крымские элиты, воспитанные в украинской политической культуре, которую они не воспринимают как неправильную (она же привела их к успеху) оказываются внутри новой культуры. Немного другой. Вроде все говорят по русски, только флаги и валюта поменялась — но на уровне коммуникации и правил игры это совершенно другая культура. Причём российская модель ещё и очень лояльная. Потому что если теоретически представить, что Крым вошёл не в российскую, а в казахстанскую или белорусскую юрисдикцию, то публичный конфликт региональных элит с федеральным центром закончился бы на второй день. Причём этот конфликт вряд ли бы показали по телевизору.

Поэтому крымский прецедент очень важен и показателен. На его примере можно анализировать то, как разные политические культуры конфликтуют между собой внутри одной юрисдикции. Также теорию элит можно изучать на живом примере.

Ваш СУ-36)

Чудеса европейской интеграции с последующим полным их разоблачением

С западной головы на здоровую

О качестве публикации «Почему российский «Суперджет» оказался не нужен миру?» можно судить уже по анонсу «Власти Латвии запретили Air Baltic покупать российские самолеты «Сухой Суперджет 100». Этот отказ стал еще одним фактом в череде неудач новейшего российского гражданского самолета на мировом рынке». Таким образом авторы делают вид, что политическое давление на РФ — следствие технической слабости отечественных разработок.

Необходимый, но не достаточный формат учёбы

«Как сэкономить на высшем образовании, сделав его эффективней». Несколько лет назад Нурали Нурисламович Латыпов предложил нечто подобное для средней школы в рамках проекта «Школа Нобелевского резерва». Но никакие заочные формы обучения не могут вполне заменить прямое общение учащихся между собою и с учителями. Нужно сочетание — хотя бы в форме консультационных сессий.

На мой взгляд, любые оскорбления равно неприемлемы

Исламист в плену своих планов и партнёров

Дмитрий Евстафьев · 2015-12-20 10:01 · На всякий случай копирую полностью.

Эрдоган. Длинно, но короче не смог.

Неверно, что Эрдоган является основателем «нео-османизма», противостоящего и «кемализму» (хотя уже в 1970-х – 80-х годах в Турции «кемализмом» попахивало всё меньше и меньше). Мы имеем дело с двумя «нео-османизмами».

Первый — назовём его «нео-османизм 1.0» — относится к концу 1980-х – первой половине 1990-х годов. Его корректнее связывать с именами забытых ныне Тургута Озала (отравленного, вероятно, не без ведома американцев — там мутнейшая история) и Тансу Чиллер (да, бывали времена, когда в Турции женщины не только ходили в коротких юбках, но и бывали премьер-министрами). Кончился «нео-османизм 1.0» в 1997 году обычным для Турции военным переворотом. Важно другое: ключевой «вектор» тогдашнего «неосманизма», во-первых, был почти полностью светским, а во вторых, был направлен на Центральную Азию, Азербайджан и в целом Прикаспийские регионы. Остальные направления потенциальной экспансии тоже «окучивались», но как бы «по остаточному принципу». Да, очень важно, свёрнут был «нео-османизм» году к 1998-му (а началось «отползание» — ещё раньше; это очень в Узбекистане тогдашнем было заметно) из-за недостатка ресурсов. Возможностей, которые дала индустриализация Турции при Демиреле, Тургуте Озале и Эджевите, хватило для завоевания рынков, но не для политического закрепления на соответствующих территориях.

Эрдоган и те, кто за ним стоит, это, вероятно, неплохо понял. «Эрдогановский» «нео-османизм», который начал обозначаться с самого начала «нулевых», когда «главным» был А.Гюль, в корне отличался от «нео-османизма 1.0». Градусов на 160. Начнём с того, что он изначально был с тяжёлым исламским привкусом. Постоянно усиливающимся по мере исламизации самой Турции. Во-вторых, этот «нео-османизм 2.0» переставал быть «экономическим» и начинал приобретать всё более очевидный силовой оттенок. Отсюда и пошли разные то «танцы», то «тёрки» с турецкими военными. Но, самое главное, было «в третьих». Эрдогановский «нео-османизм», который мы вполне можем называть «нео-османизм 2.0», сменил вектор. Ключевыми направлениями стали Крым, Украина, российское Поволжье, Юг Урала. Из традиционных направлений оставался только Казахстан. И очень интересно было наблюдать, как «центр тяжести» из Узбекистана стал смещаться в Туркмению. В Ташкенте тогда дюже нервничали. Да и интерес к Каспию стал проявляться по-настоящему у Эрдогана (я не говорю про высказывания; Эрдоган и по поводу Китая феерил в своё время) только в последние 2–3 года. А, вот, к примеру, в российском Поволжье на «турецкий крючок» подвесили столько вроде бы приличного народа, что становится порой страшновато.

Что делал Эрдоган? Правильно: он строил то, что можно было бы назвать в наших терминах «турецкий мир» с изначально заметным исламистским оттенком. Для этого нужны были деньги. Эти деньги он нашёл у Саудовской Аравии и Катара. Его можно понять: он решил прицениться к «Бентли», имея деньги только на «Рено Логан». У нас такое сплошь да рядом в современном мире.

Тут очень вовремя напомнили, как Эрдоган начинал… Фоточку одну (она вообще-то известная, но забытая) недавно запостили. Помните? Эрдоган начинал свою карьеру как один их представителей турецких исламистов у Гульбетдина Хекматьяра… Который…? Правильно: в те староглиняные времена был крупнейшим глобально значимым наркоторговцем, «державшим» трафик наркотиков из Афгана в Европу и США при помощи саудовцев. Именно Хекматьяр был главной ставкой саудовцев в Афганистане. Американцы ставили на Раббани (он периодически мог даже за демократию «задвинуть») и Масуда (типа «умеренный»), но у саудовцев главной ставкой был Хекматьяр. Самый кровавый моджахед из крупных.

Посмотрите фотку: вот адресок.

Понятно, что теперь там по «шмали» всякой другие люди «рулят», понятно какие, но тогда… Длинная, однако, верёвочка оказалась. И гораздо более сильная, нежели игиловская нефть.

А теперь слегка про турецкий бизнес. У нас, кажется, есть много иллюзий по этому поводу. Конечно, турецкий бизнес очень заинтересован в присутствии в России и развитии отношений с Россией. Более того, именно турецкий бизнес является одной из важнейших опор Эрдогана. Остаётся только спросить: с какой Россией?

Правильно!

С Россией, где нет курортов. Кстати, даже фанаты турецкого «ынклузива» до посинения и крокодилов на стенах признавали, что последние 3–4 года в Турции становилось для «наших» всё хуже. Отношение, пища, спиртное…

С Россией, где не умеют выращивать фрукты и овощи. Кто был на турецких курортах помнит уходящие за горизонт теплицы, где на немеряном количестве удобрений и всякой дряни выращивали овощи без вкуса и фрукты без запаха, которые мы ели.

С Россией, где за возможность продать лишний кубометр газа и тонну нефти за доллары продадут маму родную. Где любую геополитическую позицию сдали бы в момент за полнитки «турецкого потока».

С Россией, где власть относится наплевательски к санитарным нормам и социальным правилам (Трудовому кодексу, например). Я не знаю, где как, но в Москве территория турецкого строительного бизнеса находилась вне системы российской власти.

С Россией, где иностранная фирма может не платить налоги. Турки и тут чемпионы были.

С Россией, где не могут сделать нормальный сантехнический кран. И плитку. И обои. И трусы.

То есть турецкий бизнес кровно заинтересован в восстановлении отношений с той Россией, которую мы в результате событий 2014 года или уже потеряли, или вот-вот потеряем. И той России, с которой у него были такие замечательные отношения. Турецкому бизнесу нужна слабая Россия. Богатая, но слабая.

А теперь вопрос: а нам это надо?

Кстати, не напомните мне, коллеги, что у нас такое случилось в 2014 году? Что резко, почти одномоментно изменило наши отношения с Турцией? Что вызвало в Анкаре истерику? Там же реально истерика началась. Не припомните?

Я вам отвечу: Крым.

Так что нет у Эрдогана варианта для манёвра по Сирии. Мы его лишили возможностей манёвра и не вчера и не позавчера. Мы его Крымом лишили варианта для манёвра. Манёвр у него, у его политической программы и экономической базы был там, на Севере, где был один из главных центров его «турецкого мира». Сирия-то и маргинальные во все времена туркоманы стали центром турецкой политики только в самые последние годы… До этого они особо нужны не были. Да, Эрдоган был всегда против Асада, но втянулся в войну в качестве «центрового» только после весны 2014. Помимо Крыма и событий на Украине тогда сирийцы в результате одной спецоперации положили человек 500 подготовленных катарцами боевиков — вот и вытолкнули «спонсоры» Эрдогана под «софиты». До этого хватало протурецких курдов в Эрбиле и…? Правильно: крымских татар в Бахчисарае и Симферополе. А также «надёжных партнёров» в Казани и Уфе. Зачем нужны немытые головорезы во вьетнамках, когда есть солидные люди в костюмах? Но теперь их уже нет, или их скоро не будет, или они делают вид, что не знают, где Турция.

Так что Эрдоган будет вынужден продолжать свои «игры с ИГИЛ» в Сирии под страхом смерти своей семьи. Думаю, там обязательства такие, что шаг в сторону — и получишь отрезанное ушко прелестной дочурки… Ну, или какую-то часть тела шалуна-сынишки. Саудовские улыбчивые принцы — они такие. Улыбаются — и режут. Улыбаются — и режут. А Эрдоган, думаю, как человек неглупый, знает, что для аравийских арабов турки — недочеловеки. Так, что резать будут если не с «пестней», то под распевные звуки аравийской касыды о покинутом становище.

Нам, коллеги, в принципе на судьбу Эрдогана наплевать. Нам важно, чтобы свои планы реализовывал подальше от нашей территории. «Нео-османистов» лучше крошить в Сирии и Ираке, нежели в Поволжье и даже Таджикистане с Киргизией. И чем более тупо (а времени на «хитрые ходы» у него всё меньше и меньше) он это будет делать, тем нам лучше. А то, что у него ходы всё более тупые и даже врут турки всё менее изобретательно — это очевидно. Так что в данном случае всё неплохо. Только надо понимать, что Эрдоган уже просто не может остановиться.

Возрождение техники победы

«Шанс для крыльев победы: Поиск» (упомянутое в этой статье послевоенное уничтожение в СССР поршневых самолётов — следствие необходимости вынудить войска и промышленность преодолеть инерцию успеха и перейти на реактивную технику) + «Тест-драйв МиГ-3: Из мурманских болот».

Путь нацизма к диктатуре

Иван Лизан · 2015-12-21 07:14 · На всякий случай копирую полностью.

О харьковской Врадиевке и украинской Веймарской республике

Под финиш президентства Януковича Украину всколыхнули протесты во Врадиевке, вызванные тем, что милиция и прокуратура покрывали групповое изнасилование, совершённое капитаном и старшим лейтенантом милиции, а также таксистом, которое переросло в «оконченное покушение на убийство, совершённое с особой жестокостью». Оконченное означает, что жертва не погибла не по воле своих мучителей, а против их воли сумела выжить.

Сегодня в харьковской области бойцы «Азова» подожгли коктейлями Молотова дом начальника полиции в знак мести за проволочки в расследовании убийства и изнасилования 15-летней девушки.

Фактически это всё та же Врадиевка, но в профиль — с той лишь разницей, что у власти теперь не Янукович, а Порошенко, которого от своего предшественника, по словам Коломойского, отличают «хорошее образование, хорошее знание английского и отсутствие судимости».

Харьковскую Врадиевку оседлали нацисты, а власть, которая, собственно, осталась практически той же, что и ранее, перебежав под другие знамёна, ведёт себя неизменно.

Собственно, новая украинская власть своими действиями породит сотни новых Врадиевок. Новая полицейская реформа приведёт к тому, что более-менее подконтрольными закону останутся лишь областные центры, да и то весьма условно, судя по резонансному убийству таксиста в Киеве.

Милиции уже почти нет, а полиция оказалась неспособной обеспечить правопорядок: она лишь блёклая тень старой милиции — лучшие кадры ушли или добровольно, или же принудительно из-за поборов при переаттестации, или же их просто вышвырнули аттестаторы-майдановцы.

Украинская глубинка становится территорией беззакония. И выгоду от этого беззакония получат украинские нацисты и националисты. А во власти всегда найдётся тот, кто будет их покрывать и защищать, делая на них ставку. Нацисты же будут восстанавливать справедливость в силу своих представлений о ней: жечь дома, проламывать черепа ментам и просто терроризировать сепаров — украинский аналог немецких евреев и коммунистов.

Пока Украина не постмодернистская реинкарнация Третьего рейха, а скорее Веймарская республика, но со своей спецификой. А украинские нацисты — не потомки штурмовиков из СА, которым все в прошлом году предсказывали «ночь длинных ножей», а первые нацистские банды, из членов которых, вероятно, и родится украинский аналог Гитлера.

В 1932 году СА численностью порядка 2.5 млн. человек находилась на содержании у НСДАП, а сами национал-социалисты кормились с руки крупного немецкого капитала. Текущие украинские штурмовики лишь рвутся к власти, заявляя как и Рём в 1934 году, о необходимости «второй революции», которая покончит с капиталистами и превратит их, членов СА, в настоящую армию, прогнав презираемую ими военщину. И придут ли они в итоге к власти — зависит не от Киева с его коллективным Гинденбургом, а от США и посла Пайетта, которые оказывают решающее влияние на банды украинских коричневорубашечников.

А массы же, уставшие от позора украинской Веймарской республики, вполне смогут ответить новой НСДАП взаимностью — лишь бы она покончила с этим врадиевским ужасом без конца. А ужасный конец, как и в прошлый раз, может наступить через 12 лет спустя 30 января — назначения Гитлера канцлером.