August 2nd, 2014

Вынесено из комментариев

soc_biker 2014-08-01 22:44:24

Собственно, что такое социализм с точки зрения организации производства? Это снятие с работника предприятием\государством некоторых обязанностей по организации собственной жизни. Вместо которых он может работать по специальности и приносить больше пользы себе и обществу. Это если в чистом виде.

Капитализм жёстко воспитывает личную ответственность и самоорганизацию у определенного процента людей, за счёт этого и существует. Советский социализм развалился, может быть, из-за массовой инфантильности тех, кому в 80-е было 30–40… Всё остальное можно было преодолеть, в конце концов, не такие уж экономические проблемы были…

И да: социализм — строй для более ответственных и осознающих жизнь людей, чем капитализм. Соответственно, прямой путь к нему — повышение общей грамотности людей, что и доказывает жизнь, постоянно.

Вынесено из комментариев

Насчёт «дотационных регионов и неверных союзников» не согласен. В рамках единой хозяйственной системы все регионы приносили друг другу пользу и все были заинтересованы в сохранении этой системы. Сбои начались, когда система столь усложнилась, что управлять ею как единым целым стало почти невозможно. Соответственно и идеологическая традиция перестала работать. С развитием информационных технологий единое управление станет вновь возможно — и тогда под него заново выстроится и единство регионов, и идеологическое обоснование.

a_pereswet 2014-08-01 12:37:24

А проиграли ли мы вообще?

Может быть, это был болезненный, но благотворный разрыв с загоняющей нас в могилу традицией — от идеологической до экономической?

Так ли много мы потеряли в сущности? Дотационные регионы и неверных союзников.

И — прежде всего, и это указано в сообщении — низкопоклонство перед Западом и мечту жить в том раю, который изображали мозги замученного дефицитами и некачеством советского человека и западная пропаганда и фильмы.

А что приобрели?

Зубы. Элиты, выросшие в 90-х, — не расслабленные советские функционеры. Они не имеют уже иллюзий относительно Запада, но имеют зубы.

Динамику. Подстёгиваемую тем, что никуда не денешься из круга хищников.

Надо! Прежде всего — в экономике, где этого слова не знали с открытия Самотлора.

Нацию. Не в смысле национальности, а в смысле империи. Имперскую нацию из многих национальностей. Это пока — в процессе, но процесс довольно динамичен.

В общем, думаю иногда: а не приобрели ли мы Империю? Не вернули ли? Союз в некотором смысле был ею, но реликты национального вопроса начала ХХ века и развалили его. Россия же, кажется, изживает эту болячку и с трудом, но продвигается в направлении, когда в империи все живут, как угодно по национальным обычаям, но карьеру в ней делают те, кто лучше ей служит, — и тем входит в имперскую нацию.

Идеализирую, конечно. Процесс сложнее и противоречивее. Но тенденцию, кажется наблюдаю.

Вынесено из комментариев

91/п.п._Й. Швейк 2014-08-02 09:19 Russian Federation, Moscow

А статья Вассермана, в целом, идейно, как-то недостаточно внятна, чтоб оправдать свой объём и многолинейность. Автор будто стесняется сказать прямо, что думает, боится кого-то слишком огорчить.

Главное, что смущает, это то, что Вассерман вроде само собой подразумевает у тогдашних властей России (в XIX – нач. XX вв.) непременное стремление к модернизации страны, разумеется — наталкивающееся на сопротивление правящего класса, а именно дворян. Это не совсем точно отражает реалии той эпохи, а в результате — упрощает картину. Он пишет: «Российское правительство, составленное из тех же дворян, не нашло способа ни заинтересовать, ни заставить правящий класс вкладывать силы и средства в хозяйство родной страны (сколь сложна эта задача, видно хотя бы из нынешних попыток части нашей власти добиться её решения)». Но интересно же, почему монарх Вильгельм I и юнкер Бисмарк нашли таки способ собрать и придать Германии такую цельность, что отбить у неё страсть к геополитическим авантюрам не выходит до сих пор? Хотя стартовые возможности России в начале XIX века были куда внушительнее, чем у Пруссии…

Вассерман: «Отношения России с многочисленными германскими государствами были, как правило, очень тёплыми и дружескими, пока эти государства были многочисленны и разрозненны. … Но воссоединение в 1870-м почти всей Германии … создало великую державу, претендующую на континентальную гегемонию». Вот тут-то и собака зарыта. Дело в том, что стратегическое видение, которое, как кажется, автору хотелось бы считать неизменным атрибутом российской власти, последним из наших императоров демонстрировал Павел I. С его насильственной смертью, из высоких кабинетов империи окончательно выветрился дух предприимчивости, дерзновенность, завещанная Петром Великим. Всюду воцарилась консервативная, охранительная посредственность, знаменитое «как бы чего не вышло». Это привело к роковому геополитическому просчёту — конфликту с наполеоновской Францией. В итоге Россия спасла Пруссию, помогла Англии осадить континентального конкурента, а сама на десятилетия погрузилась во мрак реакции, попутно заслужив прозвище «жандарм Европы». Только опираясь на политическую поддержку Бонапарта, русский царь мог бы обуздать сопротивление своих помещиков аграрным реформам, Россия освободила бы крестьян из рабства на 3–4 десятилетия раньше, то есть не отстала б в развитии от той же Пруссии, не потерпела бы поражение в грядущем конфликте, в Крымской войне. Но Павел был убит, на трон взошёл устраивающий «всех» Александр.

Дело тут, очевидно, в различии страновых условий. И декабристы тоже были не мещане. И к концу XIX века многие дворяне уже не имели экономически значимых землевладений. На государственную политику активно тогда стала влиять буржуазия. Как и в Австрии или Франции, дети и внуки крестьян, сколотившие капитал, покупали гербы, чины и звания. И скоро выяснилось, что русские буржуи оказались ничуть не патриотичнее и не принциально прогрессивнее уступающего им власть дворянства.

В военном отношении Россия отставала не только и не столько технически, сколько в качестве своих кадров. Опять же можно обоснованно считать, что неготовность России в 1914-м — эхо великой и ненужной Победы 1815-го. На протяжении всего XIX века страна раз за разом попадала в ловушку невоевавших поколений. То есть следующая крупная война, в которой могли быть задействована масса кадрового состава армии, происходила не чаще чем через 20–25 лет, то есть тогда, когда предыдущее «стрелянное» поколение в основном отходило от дел, а руководящие посты захватывали титулованные протеже. Россия вела колониальные войны на Кавказе, в Средней Азии, конфликтовала со слабыми соседями (Персия, Китай, Турция), содействовала партнёрам по Священному союзу (Австрии и Пруссии) в карательных акциях против освободительных движений порабощённых ими народов Центральной Европы, но на протяжении всего столетия лишь дважды сталкивалась с современными европейскими армиями в крупном конфликте (если не считать мелких, например со Швецией 1808–1809 (Финляндская война). С 1815-го года до 1853-го прошло почти 40 лет относительного прозябания военной машины империи. С 1856-го (Восточной) до 1877-го (Русско-турецкой) так же минуло столько, что большая часть офицеров уже не имела опыта участия в крупных общевойсковых операциях. Русско-японская война началась опять же только через четверть века.

Разумеется, в условиях «вооружённого мира», как справедливо называют международные отношения в Европе второй половины XIX века, подготовка и мотивация русской армии оставляла желать лучшего. Скажем прямо, сколь жадно и порой безрассудно новые поколения русского военного сословия пускались во все тяжкие ради славы и карьеры в ходе запоздалой колониальной экспансии 1860–90-х гг., в стычках с кавказцами, бухарцами, кыпчаками, текинцами, персами или китайскими «боксёрами», столь же осторожно велись сношения с мощными европейскими конкурентами.

Российское правительство не желало воевать по-крупному, больше того — сдерживало аппетиты своих «ястребов» в военном ведомстве, иногда отваживавшихся настаивать на модернизации армии, чтобы не напугать своих европейских визави. В тоже время русская дипломатия часто дискредитировала царя в глазах немецких, английских, австрийских и французских партнёров. Отношения с Германией начали портиться ещё при жизни Бисмарка. Австрия не могла не принимать во внимание маниакально-религиозный экстремизм русской правой общественности, разговоры о «священной цели» — завоевании Царьграда и Балкан русским царём, чтобы завершить воплощение России в Третий Рим. Так поэт и дипломат Тютчев писал ещё до Крымской войны: «В том положении, которого мы достигли, можно, не слишком предаваясь догадкам, предвидеть в будущем два великих провиденциальных факта, которым предлежит в положенное время заключить на Западе революционное междуцарствие трёх последних столетий и открыть в Европе новую эру. Эти два факта суть: 1) окончательное образование великой православной империи, законной империи Востока, одним словом — России будущего, осуществлённое поглощение Австрии и возвращение Константинополя, 2) соединение двух церквей — восточной и западной. Эти два факта, по правде сказать, составляют один, который вкратце сводится к следующему: православный император в Константинополе, повелитель и покровитель Италии и Рима; православный папа в Риме, подданный императора»

Чтоб обобщить сказанное, вспомним знаменитое высказывание Горчакова: «Россия соредоточивается!» Как показал потом 1904 и 1914, Россия во второй половине XIX века действительно «сосредоточилась», а потом уснула… — на очередные 25 лет. Константинополь и проливы русскими так и не стали. Вена не сдалась на милость русского царя. Римский папа не стал православным архиепископом города Рима. Всё вышло почему-то наоборот. Романовская Россия, оставшись «слабым звеном в системе империализма», как писал классик, потому что пыталась всячески избежать «великих потрясений», на что тщетно надеялся его неудачливый современник, вдруг очнулась в том самом «стратегическом тупике», который описывает здесь Вассерман.

Свежие путевые заметки Путника

«Щира подяка за добру пораду» + «Ягнёнку без клыков не жить» + «Cui bono?» + «Вивисекция: Одесса» + «Здесь вам не равнина…» (посиделка, упомянутая в сообщении, не связана с новой книгой: она только что сдана в издательство и ждёт, пока до неё дойдут руки верстальщиков, так что мы беседовали о предыдущей, вышедшей ещё в конце весны) + (на основе статьи «Апокалипсис завтра») «Ґапокаліпсис зараз» (то есть «сейчас») + «Сотни жертв и обгоревшие трупы» + «Устами младенца» + «Высшая мера милосердия».

Зрелище похлеще гладиаторского боя

Больше не десантники

Судя по сообщению «Шаманов об Украине: убийц мирных граждан нельзя считать десантниками» и его обсуждению у marina_yudenich, личный состав 25-й аэромобильной бригады ВС Украины за последние пару месяцев то ли изменился, то ли сменился.

Однако ещё немного хроники текущих событий

Вынесено из комментариев

sanitareugen 2014-07-31 23:20:06 Самое интересное в формуле Блэка–Шоулза — то, что её можно вывести не через стохастические дифуравнения, а просто посчитав матожидание платежей. И то, что обосновывают её «тяжёлой артиллерией», боюсь, связано не с тем, что простой вывод доступен второкурснику (первокурснику потребуется руководство преподавателя), а не нобелиату или хотя бы выпускнику солидной финансовой школы,а с тем, что только нарочитым усложнением можно замаскировать неправдоподобие исходных предположений.

К вопросу о санкциях

«Однажды Плевако участвовал в защите старушки, вина которой состояла в краже жестяного чайника стоимостью 50 копеек. Прокурор, зная, кто будет выступать адвокатом, решил заранее парализовать влияние речи защитника, и сам высказал всё, что можно было сказать в пользу подсудимой: бедная старушка, нужда горькая, кража незначительная, подсудимая вызывает не негодование, а только жалость. Но собственность священна, и, если позволить людям посягать на неё, страна погибнет. Выслушав прокурора, поднялся Плевако и сказал: «Много бед и испытаний пришлось перетерпеть России за её более чем тысячелетнее существование. Печенеги терзали её, половцы, татары, поляки. Двенадцать языков обрушились на неё, взяли Москву. Всё вытерпела, все преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь… старушка украла чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно». Естественно, старушка была оправдана».

И какою мерою мерите

Вынесено из комментариев

whycolor 2014-08-02 20:40:15

Недопонимание мотиваций западного истеблишмента внутри России очевидно. Это непонимание представляет угрозу. Пропустив свидетельства возросшей мотивации Запада начать войну, получишь внезапное нападение, дающее много преимуществ агрессору. Становится невозможно прогнозировать когда этот западный истеблишмент начнет горячую войну с Россией.

В чем состояла «советская угроза», а теперь «российская»?

Мотивация Запада проста — и советская угроза, и российская, может разрушить устойчивую откачку ресурсов из т.н. третьих стран капитализма. Первые страны в капитализме живут припеваючи исключительно за счёт третьих стран в капитализме.

СССР угрожал тем, что пытался свергнуть идол сияющего витринами Запада в третьих странах, навязывая им вместо этого идола барской роскоши свою незамысловатую рабочую дружбу, попутно распространяя там идеи марксизма. Это выглядит для Запада так, утрирую, как для владельца зоопарка разбрасывание вируса бешенства и подпиливание замков в клетках зоопарка. При этом марксизм так и не развился в теорию, которая, если теория, обязана уложить в себя все имеющиеся и вновь открывающиеся факты, и сделать прогноз по теории и на завтра, и на квартал и на пятилетку.

Россия угрожает тем же. Китай, как технологический зоопарк Запада начинает прислушиваться к утверждениям из России. Утверждения простые: Запад просто печатает деньги, по «принципу фальшивомонетчика», а у фальшивомонетчика его добро — по определению нажито несправедливо. Фальшивомонетчик таскает с рынка фрукты по цене резаной бумаги или по цене создания файла в банковском компьютере. А фрукты китайцам достаются гораздо дороже, что усматривается в их пропорции со стоимостью человеческой жизни (это если, конечно, принять что жизнь китайца равноценна жизни европейца).

США не могут замкнуться в своём острове, просто сказав: ну не нравятся вам мои доллары, ну и чёрт с вами, мы сами для себя в США всё добудем и сделаем. А вот и нет, не шутливый чёрт с ними останется, а социальный взрыв и распад США. Вот то, что они устраивают по всему миру, Ливия, Сирия, Украина, ожидает их самих.

Когда Россия идет в Китай, в Индию, в арабские страны и Латинскую Америку (к тем, кто не включены в планы США как детали их долларового насоса), то Россия поступает, по мнению Запада, даже не как вор, забравшийся в их курятник стащить десяток голов. А гораздо хуже. СССР грозился — по Оруэлу — устроить революции в их курятниках. А Россия предлагает и показывает своим примером, что можно на своих ресурсах перестроить общество в человеческое, и перестать быть скотом в глазах Запада и в его делах. И опять-таки, Россия, как и СССР, предлагает экономически выгодно дружить против ограбления со стороны Запада.

Запад своё положение первых стран в капитализме будет защищать силой оружия и диверсий на чужой территории.

Однако информационная открытость делает положение Запада на нашей планете всё хуже и хуже. Уж очень действенно работает та мысль в третьих странах капитализма, что тебя кто-то грабит, и это понятно, а почитав экспертов и аналитиков из России, получаешь стойкое внутреннее убеждение, что грабит тебя — Запад.