December 10th, 2013

Вандалы уничтожили то, что восхитило американцев

skwejr указывает на дополнение samsebeskazal «Киевский Ильич из Нью-Йорка» к его же статье «Строительство и демонтаж советского павильона на Всемирной выставке 1939 г. в Нью-Йорке» (кстати, очень жаль, что исторические осложнения не позволили вновь — уже в СССР — смонтировать этот павильон).

Эренбурга за это ругали

skwejr указывает на публикацию colonelcassad «Убивайте больше японцев!» Вполне параллельно советскому призыву «Убей немца!» Вот только Илью Григорьевича Эренбурга серьёзно критиковали, когда он не удосужился вовремя — при приближении советских войск к Германии — публично признать устаревшей статью «Убей». И на его статью «Хватит!» (1945-04-09) уже на следующий день ответил статьёй «Товарищ Эренбург упрощает» заведующий управлением пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Георгий Фёдорович Александров. Интересно, кто ответил адмиралу Холси?

Людоедский подарок Рузвелту

fornitm указывает на википедическую статью «American mutilation of Japanese war dead» (сильно сокращённый — похоже, в соответствии с убеждениями модераторов — русский перевод — «Расчленение тел японских погибших американскими военнослужащими») и фотокопию заметки «Sign of nervousness».

Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя

«Пара слов о либерализме».

Справка. Заголовок — слова из статьи Владимира Ильича Ульянова «Партийная организация и партийная литература». По ходу поиска точной ссылки на первоисточник наткнулся на викицитатную подборку «Свобода», наглядно доказывающую неоднозначность как самого понятия, так и его последствий.

Вынесено из комментариев

Анатолий Сергеевич Юновидов составляет неплохие подборки фактов о Великой Отечественной войне. Тем интереснее читать публикации и комментарии toly322 и liberalmajor, воспевающие моральные ценности тех, кто пришёл к нам с этой войной — фашистов, то есть взбесившихся обывателей (а заодно и пропагандирующие явную ложь: например, ниже — о Сирии).

В нижеприведенном комментарии я постарался исправить опечатки и правильно расставить знаки препинания, дабы читателям было удобнее. Но если какие-то опечатки или препинаки всё же не заметил — прошу прощения за себя и за их автора.

liberalmajor 2013-12-10 09:40:09

Тактика обывателя

Автор, разумеется, смутно понимает, о чём пишет, хотя отчего умерли припрятавшие хлеб крестьяне — не так уж важно.

Дело тут скорей всего не в отравлениях, так как хлеб все зарывали в разных местах, но всегда довольно глубоко (обязательно больше чем на длину штыка).

Опухания — это не результат голода. Результат голода — истощение, а это — предшествующее ему нарушение «водносолевого» (чтобы было понятнее) баланса. Человек, чтобы компенсировать недостаток пищи, начинает много пить — и в ослабленном организме развиваются отёки. Вещь неприятная, но обратимая. Крестьянам приходилось до неё доводить, чтобы не выделяться из общей массы. А в таком состоянии водносолевой обмен, который уже разбалансирован, находится в неустойчивом состоянии: стоит, например, посыпать припрятанный хлеб солью — и летальный исход весьма вероятен. Я, конечно, не спец в этих вопросах, но мне кажется, что это объясняет часть случаев. :).

Другое обьяснение: хлеб, как и оружие, зарывают чаще всего не у себя (если есть такая возможность) потому, что если найдут — вышка. Думаю, это тоже обьясняет часть находок.

Ну, а теперь о моральной стороне вопроса. Я, как и любой вменяемый обыватель, таких крестьян горячо поддерживаю (только не все об этом прямо скажут). Поддерживаю, хотя они по сути УБИЙЦЫ — сами с голоду пухли, а другие от него дохли.

Но в тех обстоятельствах это правильно, более того, думаю: так и надо!

С какой стати обывателю становиться крайним?

Не сдавать хлеб во время народной беды, припрятывая его для себя (кстати, и во время ВОВ крестьяне поступали так же само, и сейчас, если что, вспомнят традиционные навыки), не сдавать бесплатно кровь (если никто не заставляет, потому как если заставят — и с ними уже другой разговор), когда её в стране не хватает, вздувать в десяток раз цены во время перебоев с транспортом и тому подобное.

До таких ситуаций ведь довёл не обыватель. И кровь невинных не на нём. Он просто не позволяет разрулить ситуацию за его счёт, не даёт (по возможности, конечно) сделать себя крайним.

Понятно, что такими действиями обыватель, облегчая существование себе, невольно истребляет невинных, которым просто нужна помощь, инстинктивно ещё больше обостряя и усугубляя ситуацию. И если её не обострить и спустить (за свой счёт) на тормозах власть её неизбежно повторит.

Тут уж ничего не поделаешь. И поэтому такова логика народа. Он вообще терпелив и добр, но когда ситуацию доводят до ручки, действует строго определённым образом. Сначала терпит, потом прячет и саботирует, потом выходит на улицы, а если и это не помогает (как в Сирии, например), начинает появляться на них не с пустыми руками. И не важно, кто в итоге победит и воспользуется плодами борьбы — терпелка кончилась и приоритетом становится разборка с обидчиком. В феврале 17г народ разобрался с царём, втянувшим его в затяжную войну, лишившим спиртного да ещё и устроившим очереди за хлебом. Выиграл он от этого? А в жизни не всегда выигрывают.

Тут уж ничего не поделаешь. Обыватель, он по своей сути антиобщественен, а режим, ставящий во главу угла интересы общества — бесчеловечен.

Антагонизм между ними неизбежен, так было всегда. Только время сейчас такое, что обстоятельства в итоге складываются в пользу обывателя.

Что делать с заключёнными, если эвакуировать их не получается

К статье «Расстрелы заключённых: правда и вымысел» добавлю: по нескольким виденным мною сообщениям, до издания цитируемого в этой статье распоряжения от 1941-07-04 начальники эвакуируемых мест лишения свободы руководствовались неписаным правилом — при невозможности эвакуации освобождать всех осуждённых на срок до пяти лет включительно и пребывающих под следствием по обвинениям, предусматривающим такое наказание, а остальных расстреливать. Что же касается неоднократно упомянутой там 1-й категории, то к ней относились обвинения, предусматривающие возможность применения смертной казни (2-ю категорию составляли все остальные обвинения), так что в профессиональном жаргоне сотрудников НКВД 1-я категория означала и само применение смертной казни.