November 29th, 2013

Однако 2013-11-28

«Театр, застрявший в 90-х. О новом спектакле Дмитрия Крымова».

«Пушки вместе с маслом: вопросы обороноспособности потенциальных членов ТС в Средней Азии».

«О левых интеллектуалах и левых массах. К дискуссии двух авторов».

«Настроения Евромайдана: Украина взорвётся очень быстро — общество наэлектризовано и начинает возбуждаться».

«Уголовное дело в отношении Анатолия Сердюкова. Экс-министр обороны обвиняется в халатности» (в таких случаях — вспомните хотя бы Юлию Владимировну Григян — сперва выдвигают обвинения, доказуемые быстро и надёжно, а уж потом по ходу следствия набирают сведения для новых обвинений).

«Наш космос: через три года Россия вернётся на Луну, а в 2022 году планируется полёт к спутнику Марса».

«В Анголе запретили ислам: все мечети закрыли «до особого распоряжения»».

«К итогам столетия ФРС. Андрей Фурсов — о том, как мировая финансовая верхушка будет управлять миром дальше».

«Европейские националисты на подъёме: ЕС развалится, как СССР».

««Операция «Олимпиада»: ликвидация «теневых банков» и террористических групп. О пользе зимних игр в Сочи».

«Саммит «Восточного партнёрства» в Вильнюсе: программа и ожидания участников «европейского эксперимента»».

«О месте Бориса Акунина в русской истории» (не могу воздержаться от удовольствия процитировать «P.S. Виктора Мараховского. К сказанному коллегой хотелось бы добавить одно соображение. Вообще-то главная мысль книжки гр. Акунина, как представляется, не в его дождевых дажбогах и стайных полигамах. Его главная мысль — в послесловии. Там, где он думает про разницу между европейской и азиатской цивилизационными моделями. «В Европе с античных времён сложилось стойкое представление о том, что интересы индивидуума являются высшей ценностью; они важнее интересов социума. Равенство, правовое государство с единым для всех законом — идея «европейская». Для «азиатской» модели важнее прочность иерархии, в которой более высокое положение означает и больший набор личных прав». На этом месте хочется долго аплодировать работникам западного пиара. Потому что ухитриться сделать так, чтобы после истребления иноверцев в Испании и Восточной Европе, после многовекового уничтожения ирландцев, вырезания гугенотов и охоты на ведьм, после сословной системы, немедленно сменившейся колониальной, после рабства, отменённого позже нашего крепостного права, после геноцида всех беззащитных аборигенов открытых материков, после концлагерей для буров, после узаконенного расизма до 1970-х в США, после германского фашизма, отсутствия избирательных прав у женщин Швейцарии до 1970-х, после уничтожения арабских светских государств в начале XXI века, и всего остального — чтобы после всего этого тупорылые московские интеллигенты всё равно повторяли как заводные про историческое равенство всех европейцев перед законом и глубокую европейскую любовь к правам личности, не то что у нас тут в Московии — это надо уметь»).

«Борьба идей: ХХ век показал, что есть только один тоталитарный режим — либеральный» (правда, автор включает концепцию социализма в либеральный спектр идей в качестве подчинённой и противопоставляет религии — точнее, допротестантскому христианству — весь этот спектр, тогда как социализм вполне способен вместе с религией противостоять либерализму; да и вообще представления автора о социализме представляются мне странными).

««Чёрный список» офшоров: российским компаниям закроют Люксембург и Кипр».

«Общий дом как он есть: Франция и Германия опять передумали пускать к себе восточноевропейцев» (к сведению сторонников европейской интеграции кусочков постсоветского пространства).

«О том, как нам осваивать Дальний Восток, и необходимости «третьей промышленной революции»».

«После Вильнюса: колонизация Украины неизбежна. Главное, чтобы в Москве не испытывали иллюзий».

«Доженились до мышей: почему в реестре профессий отсутствуют писатели».

«Настоящий демократ должен захватить и распилить народ. К идеям А. Кудрина и румынского президента».

«ВВС России получили за год 200 новых воздушных судов. В следующем будет больше».

«Европа приступила к Молдавии и Грузии. Первые итоги саммита в Вильнюсе».