September 6th, 2013

Вынесено из комментариев

dorofeeev 2013-09-05 17:12:49 Убийств в Европе намного меньше, чем в Африке, не потому, что в Европе более гуманное законодательство — а наоборот: оно более гуманное потому, что криминальная ситуация в Европе неизмеримо благополучнее, чем в Африке. Это следствие не уровня «соблюдения юридических формальностей в уголовном процессе», а уровня жизни и культуры. Во многих неблагополучных странах правоохранительные органы попросту пытаются вычерпать ложками море преступности. При этом ложек не хватает, а море прибывает. Это, скажем, как поддержание порядка и благопристойности на кафедре и в тюрьме — если в первом случае вполне достаточно простейших «джентльменских» правил, то во втором эти методы будут бесполезны и бессмысленны. Придётся использовать более жёсткие и менее гуманные методы убеждения. То же самое и здесь — менталитет и законопослушность у разных народов и стран разные. И там, где шведу достаточно вежливо указать на ошибку, чтобы он её больше не повторял, в другой стране нужно хорошенько шандарахнуть дубинкой по голове, и не один раз. На неделю этого заряда хватит… Россия тоже никогда не была особо дисциплинированной страной — ни при Иване Грозном, ни при Сталине, ни при Путине. А правоохранительные органы — это всего лишь часть общества со всеми его недостатками. Здесь нужно начинать с самого начала — воспитание, образование и т.п.

Вынесено из комментариев

vsilvestrov 2013-09-05 23:48:05

Юзер lex_divina сокрушается по поводу условий жизни мобилизованных в трудармию (депортированных). Но всё познаётся в сравнении! А вот сравнивать нужно не с заключёнными в лагерях,о которых этот господин знает только из книжек, причём вполне определённых авторов, а с эвакуированными!!! С простыми эвакуированными, да хоть на тот же Урал. Как они жили, как питались, много ли среди них умерли от непосильной работы и скудного питания?! Я, конечно этого не помню, так как родился в 43-м именно в эвакуации, именно на Урале — в Пермской (ныне) области, но по рассказам родителей и старшей сестры эту обстановку вполне себе представляю! Упомянутый юзер lex_divina забыл, что в это время шла война, и что лозунг «Всё для фронта, всё для победы!» был не пустыми словами, и что вся страна жила впроголодь и работала по 16–18 часов на износ, в том числе и дети.

Кстати, мой дед, с партийным стажем с 1918 г.(а фактически с 1916 г.), участник Гражданской войны, рабочий, не репрессированный, тоже был мобилизован в трудармию — был кузнецом. Так вот, ни он, ни моя бабушка (партийный стаж с 1919 г., участница Гражданской войны (подпольщица, приговорённая белыми к смертной казни в г. Одессе, и избежавшая её только в силу взятия Одессы красными), бывшая в трудармии вместе с дедом, никаких особенных страхов о том периоде не рассказывали, хотя по коротким репликам их и было понятно, что там был не сахар. Но так жила вся страна. Я уже не говорю о блокадном Ленинграде!

Это как стакан, заполненный наполовину — для одних он наполовину полный, для других наполовину пустой. Просто, скорей всего, г. Раушенбах до того жил в несколько лучших условиях, а когда стало нужно ужаться, это представилось как страх и ужас! Да ещё и счёл себя обиженным!

А для того, чтобы такие господа, как уже упомянутый юзер lex_divina, почувствовали разницу между заключёнными в СССР и концлагерями уничтожения в Третьем Рейхе, рекомендую прочитать маленькую книжечку (дальше по памяти, так что название и год издания только приблизительно), изданную в 1949–1955 г, — «Мы не забудем» (возможно, «… не допустим»?), подзаголовок — «Рассказы детей, пострадавших от оккупации». В интернете искал — нет её там, так что в библиотеках. А потом поговорим!

Пока добрым словом, но пистолет наготове

Историю должны писать специалисты, но понимать — всё общество