March 10th, 2013

Вынесено из комментариев

Рекомендую внимательно прочесть и исходное сообщение, среди комментариев к которому есть и нижеприведенный.

varjag_2007 2013-03-06 17:13:23 Классики украинской литературы Панас Мирный и Нечуй-Левицкий писали на неправильном — русифицированном — украинском. Вот он [«писатель» Василий Николаевич Шкляр — А.В.] их и исправил, тем более, что законы об авторском праве через сто лет уже не действуют. Он украинизировал и в два раза сократил «Гулящую» («Повию») Панаса Мирного. «Роман перегружен русизмами, архаизмами, много описательности, причём она однообразна. Это тормозит читателя, отпугивает от текста. И весь этот шлак путешествует от издания к изданию». Кроме того, сократил с 700 страниц до 130 перевод Лукаша «Декамерон» Бокаччо.

Выбранные места из фантазий вокруг музея

Заметка a_dyukov «О тоталитарном сознании» — краткий комментарий всего к одному маленькому фрагменту третьей части цикла статей Зои Валентиновны Ерошок «Роман с ГУЛАГом» (1, 2, 3). Я же дополнительно приведу абзац из второй части: « Потом Ира — ради дополнительного заработка — попала в одно издательство. Не особенно вникая поначалу, чем именно это издательство занимается. Ее взяли на испытательный срок, и вот на второй неделе работы она с ужасом обнаружила, что занимается это издательство пересмотром истории Катыни. То есть доказательством: никакой трагедии не было, всё сфальсифицировано самими поляками. «Я такую брезгливость почувствовала, такое отторжение…»» То есть с тоталитарным мышлением человека, о котором «в музее говорят: «Наш мозг. И — безумный перфекционист»», несовместимы никакие попытки установления истины. И ещё замечательная цитата: « Шаламов писал, как надо касаться страшной лагерной темы: «Важно воскресить чувство. Чувство должно вернуться, побеждая контроль времени, изменение оценок. Только при этом условии возможно воскресить жизнь»». То есть не важно, что на самом деле происходило: важно вызвать отвращение к прошлому. И впечатляющее рассуждение: «Ира Галкова делится со мной жизненным наблюдением: «Когда записываешь лагерные воспоминания, сталкиваешься с одним и тем же: о своей долагерной жизни человек рассказывает личностно, ярко и о жизни после лагеря — так же, а вот о самом лагере почти все — одинаково, штампами. Я поначалу была в шоке. Кроме описания: «проснулись, пошли на работу», ничего, почти ничего… А потом поняла: это общность лагерного опыта. И не «огладить» его надо, а художественно исследовать. Из человека там, в лагере, выжимали все жизненные соки, то была не жизнь, и вырваться из этой обреченности и обезличенности оказалось под силу только очень редким людям, например Шаламову. Но то, что другие не смогли выскочить и рассказывают о своём опыте как не о своём, тусклым, стёртым языком, — именно это и должно стать обвинительным актом. Само отсутствие лагерных подробностей — обвинительный акт, понимаете? Я знаю, что надо ставить эту задачу в нашем музее, но пока не знаю, как именно это сделать»». То есть сам факт лишения свободы, неизбежно ставящий людей в унифицированные условия и соответственно оставляющий унифицированные воспоминания, рассматривается как преступление. И две цитаты из комментариев ко всё той же второй части: «виктор самарин, 08 февраль 2013 в 09:21 — При любой исправительной колонии можно создать музей и ужасов будет не меньше. При этом не мешало бы наряду с воспоминаниями выставлять материалы дел осуждённых, особенно видных коммунистических деятелей» (на мой взгляд, вполне трезвая оценка) и «Юрий Никольский, 08 февраль 2013 в 18:40 — Август 1942 год. Жуков приезжает на собрание офицеров в авиационный полк Зайцева под Сталинград. Жуков интересуется, сколько паникёров расстреляли. Получает ответ: «Я своих не расстреливаю». Охрана Жукова получает приказ отобрать четверых боевых офицеров и расстрелять. Думаю, не надо пояснять, что расстреляли воинов, проявивших самоотверженность в предыдущие дни боевых действий. Этот факт приводится в документальном фильме военного историка Виктора Правдюка «Вторая мировая. День за днём». Фильм содержит почти 100 серий. С приведенного факта начинается серия 43. Фильм показывался много лет тому назад по телевизору, а сейчас доступен в Интернете. Там достаточно фактов, демонстрирующих преступность режима даже в годы Великой Отечественной, в том числе даны факты по фальсификаций для возвеличивания бездарных диктатора с его окружением», где «фактом» названа известная и давно разоблачённая фальшивка (в фильме человека, столь оскорбившего свою фамилию, подобных фальшивок много). Впрочем, в комментариях вообще не меньше перлов, чем в основном тексте.

Реальность проще и интереснее большей части воображаемого

Заметка beriozka_rus «Паразиту в обществе не место» цитирует некоторые фрагменты статьи Николая Юрьевича Романова «Паразитизм на государстве и идеологии как обоснование политических репрессий в СССР». Я же заодно отмечу статью того же Н.Ю. Романова «Розуэлл-1947. Инопланетяне — как элемент послевоенной истории международных отношений», посвящённую теме, породившей несметное изобилие фантазий.

Образец порядка работы

В изданной фондом «Историческая память» книге «Накануне Холокоста: Фронт литовских активистов и советские репрессии в Литве, 1940–1941 гг.» (составитель — Александр Решидеович Дюков) меня более всего поразило не истерическое несоответствие описания «активистами» обстановки в республике и фактических обстоятельств (с тех пор мы все уже успели насмотреться на людей, искренне уверенных: всё ухудшающее их личное благосостояние — разрушительно для всего мира) и не чудовищная недостаточность сил «кровавой гэбни» по сравнению даже с этим ничтожно малым числом «активистов» (вследствие чего им действительно удалось захватить несколько мостов в начале немецкого вторжения и тем самым упростить действия агрессоров). Самое впечатляющее — документ №1 приложения 1: приказ НКВД СССР №001223 от 1939-10-11 «О введении единой системы оперативного учёта антисоветских элементов, выявляемых агентурной разработкой» (стр. 469–498). Громадная подробная инструкция предписывает столь скрупулёзное ведение дел, что сразу становится очевидно: Лаврентий Павлович Берия, подписавший (и, судя по многим воспоминаниям, разработавший) этот приказ, не допускал ничего подобного модным нынче (с нелёгкой руки Никиты Сергеевича Хрущёва) рассказкам о беспорядочных расправах над всеми, кто попадётся под руку. Читая всю эту книгу, начните с приказа Берия — и, надеюсь, увидите: сколь точной работы и сколь многократной перепроверки — дабы никто виновный не ушёл и никто невиновный не пострадал — требовал народный комиссар внутренних дел от своих подчинённых.

Альенде не повредил, Пиночет не помог

ingenioer указывает на статью «Чилийское экономическое чудище» в журнале «Власть» издательства «КоммерсантЪ». Даже это хронически неполживое рукопожатное издание оказалось вынуждено признать: разрушителем чилийской экономики не был законно избранный президент Сальвадор Сальвадорович Альенде Госсенс, а её спасителем не стал организатор военного переворота и узурпатор власти Аугусто Хосе Рамон Аугустович Пиночет Угарте.

Вынесено из комментариев

ingenioer 2013-03-10 12:55:06 Я вот и подумал: а нет ли здесь какой-то взаимосвязи..? 1. «Состояние украинских богачей приумножается самыми быстрыми темпами в Европе». В обзоре прогнозируется, что в ближайшие десять лет число состоятельных людей может вырасти примерно в 1,5 раза и достичь 285,665 тыс. При этом в Европе наибольшие темпы подъема продемонстрируют Украина (на 74%) и Россия (на 51%). 2. «Украина оказалась в десятке стран с самыми бедными гражданами». В своём «Отчёте о мировом богатстве 2012 года» аналитики немецкой страховой компании Allianz составили рейтинг стран по уровню доходов их граждан. Всего в рейтинге присутствуют 52 страны мира. Украина оказалась на 49-й позиции рейтинга, войдя в десятку стран с самым бедным населением. В 2011 году рядовой украинец в среднем располагал имуществом на сумму в 928 евро (без учёта денег, потраченных на различные кредиты).

Подождите пару дней

К сожалению, на сайте «Вести недели» очередной выпуск появляется с некоторым запозданием. Поэтому там пока нет показанных в сегодняшнем выпуске подробностей махинаций (и, возможно, более серьёзных преступлений вроде устранения нежелательных свидетелей) фонда «Hermitage Capital Management» в целом и его владельца Уильяма Феликсовича Браудера в частности.