February 9th, 2013

Объективный раскол

Статья «Ещё раз о «безопасном интернете» и его связи с «двусторонней тандемией» в российской политике» кажется мне точной по фактам и их изложению, но избыточно оптимистичной. Михаил Владимирович Леонтьев, похоже, полагает раскол внутри российской власти порождением чьих-то личных властных амбиций. На мой же взгляд, это всего лишь проявление общемирового конфликта производственников и торговцев, тянущегося уже по меньшей мере полвека. В Соединённых Государствах Америки после убийства Джона Фитцджералда Джозефовича Кеннеди производственники уже нескрываемо группируются вокруг республиканской партии, а торговцы вокруг демократической. На моей малой родине — Украине — лет десять назад производственники способствовали формированию партии регионов, а торговцы выбрали рыжую часть политического спектра. В Российской Федерации производственники тяготеют к Владимиру Владимировичу Путину, а торговцы к Дмитрию Анатольевичу Медведеву. Насколько я могу судить, их обоих это не радует: их личные отношения установились ещё пару десятилетий назад в питерской мэрии под руководством Анатолия Александровича Собчака, и они вряд ли хотят жертвовать памятью своей молодости. Но объективные экономические обстоятельства сильнее политических намерений.

Кстати, лично я полагаю первичным производство, а торговлю всего лишь одним из способов использования его результатов. Поэтому я на стороне Януковича и Путина — пока и постольку, пока и поскольку они выражают интересы производства.

Вынесено из комментариев

eupupseja 2013-02-09 00:45:41 В своё время я в ЖЖ читала ожесточённые споры между сторонниками и противниками «прав меньшинств». С одной стороны, меня сильно удивило, что эти люди говорят примерно так же как иеговцы или продавцы чудодейственных кофейников — совершенно не слышат собеседника и монотонно повторяют свои формулы невзирая на тему дискуссии. Но самое интересное не в этом. Наиболее ожесточённая дискуссия шла не между «гомофилами» и «гомофобами», а между двумя «партиями» в самом ЛГБТ-сообществе. Особенно это было заметно по вопросу гей-парадов. Чуть ли не самыми резкими противниками этих мероприятий были как раз «обычные» представители этого сообщества — т.е. простые геи, живущие своей жизнью и не озабоченные крикливой саморекламой. Как раз они наиболее сильно возмущались этими «шествиями» — поскольку не хотели, чтобы их, рядовых граждан (пусть в чём-то и несколько иных), отождествляли с толпой непотребных девок и мужиков, выряженных в дурацкие непристойные костюмы и занимающихся непотребством в публичном месте. Это ведь не парад геев и лесбиянок — а эксгибиционистов и прочих извращенцев. Нормальному представителю меньшинств так же дико и чуждо публично демонстрировать голый зад или что-то подобное, как и нормальному гетеросексуалу. Это обычные люди, менее всего склонные демонстрировать свою личную жизнь. Как и любому нормальному человеку, независимо от «ориентации». Более того, если мы взглянем на подобные «акции» — то увидим, что они не имеют особого отношения к этой самой ориентации. Одни демонстративно устраивают бордель в музее (догадались, о ком я?), другие занимаются непристойностью на «параде» — хотя ориентация у этой публики разная, но действия аналогичные. О чём это говорит? Да о том, что перед нами не представители «секс-меньшинств», а представители совсем других отклонений — скорее всего, эксгибиционисты и т.п. публика. Вот об этом и надо говорить. Потому что «правами меньшинств» в значительной мере прикрываются агрессивные и малоадекватные представители различных… ммм… ну скажем, отклонений. Но главная причина этой кутерьмы — это то, что современный западный масс-культ выносит частную и интимную жизнь человека на публику. А из этого ничего хорошего не бывает. Только «опускание» человека до уровня двуногого животного. Что мы и видим по большинству подобных «парадов».

Вынесено из комментариев

winstonsl 2013-02-09 09:26:05 Всплеск гомосексуальной публичности и политической активности (на Западе) — гей-парады, школьное воспитание, армейская толерантность, однополые браки, наконец, — длится и ширится последние 30 — максимум 40 лет. Сказать, что он приведёт к небывалому расцвету ремёсел и совершенствованию технологий :) сейчас может только тот, кто свято верит в благословенность и премудрость всех идей и начинаний Запада. Может и так, но пускай Запад проводит этот эксперимент на себе, поскольку хрен знает, чем он закончится. А мы в России как-нибудь потерпим лет 100 без этих новаций, поглядим, чего из них выйдет. Если это действительно будет хорошо, то через 100 лет можно будет приступить к спокойному обсуждению плана их внедрений и ещё лет через 100 — помаленьку запускать. Торопиться не надо, не надо торопиться. Вот в 1917 году Россия поторопилась с экспериментом и получилось не совсем идеально. Кой-чего получилось, а кой-чего не очень. А Запад, молодец, не спешил, наблюдал, по-дружески усложнял нам, так сказать, новую жизнь, мудро гнобил попытки своих граждан последовать нашему примеру. В конце концов перенял самое лучшее из опыта российского эксперимента, но окончательно присоединяться к нему не стал. Вот нам пример для подражания.