September 14th, 2012

Спасение кипрской перевалки российских денег

Движение в разумную сторону

Цикл статей Максима Карловича Кантора «Сталин и Сталинизм», «Сталин и Сталинизм. Часть вторая: Мировая Война», «Сталин и Сталинизм. Третья часть: Империя и революция» (уже перепечатанный в виде единого блока) густо нафарширован обрывками хрущёвских мифов и элементарными ошибками (так, там Ягода спутан с Ежовым). Тем не менее он интересен стремлением рассмотреть ход тогдашних мировых событий как единое целое и вывести востребованный тогда тип руководителя из общего смысла происходящего, а не свести исторические события к капризам нескольких политиков. Другое дело, что сам этот ход событий воспринят автором сквозь естественный для него фильтр интеллигентского либерализма. Надеюсь, в дальнейшем он сможет сделать поправку на специфику собственных взглядов.

Полномочия сопряжены с ответственностью

Понятно, интервью, как и мемуары, изрядно преувеличивает роль автора в истории. Поэтому gnom_nebesniy выделяет не относящийся к автору фрагмент интереснейшего интервью Михаила Леонидовича Хазина «Евангелие от хулигана: всё, что вы хотели знать о либералах, но стеснялись спросить».

Вынесено из комментариев

Строго говоря, в приведенном ниже рассуждении есть фактологическая ошибка: процитированная фраза принадлежит не Альберту Хермановичу Айнштайну, а Айзэку Айзэковичу Нъютону. Но и сам Нъютон её не придумал, а перефразировал слова из античного текста. Что ещё раз доказывает важность преемственности культуры и неприемлемость современных форм юридической фикции «интеллектуальная собственность».

oleg_letsinsky> 2012-09-09 22:30:12 Ошибка логики в том, что подразумевается, будто смысл патентной системы в том, чтобы дать возможность изобретателю чего угодно получать максимальную прибыль. Напротив — смысл её в том, чтобы стимулировать людей изобретать, внося максимальный взнос в культуру, которая их породила. Не ту культуру, которая есть музеи с картинами — а ту, которая есть копилка всего, разработанного человечеством. С этой целью изобретателям и была дана привилегия патента. Которая, по сути, есть ограниченная монополия. Это — именно привилегия, выданная обществом, а не «господом данное право». Патенты, как идея — достаточно свежая разработка, которая была придумана как способ ускорения прогресса всего общества. Поэтому, так или иначе, приоритет имеет именно общественное благо — в конце концов, сами изобретатели опираются на множество разработок, которые существовали задолго до них. Транзисторы, к примеру, стали возможны только благодаря теоретическим разработкам в области физики твёрдого тела. Двигатели внутреннего сгорания — благодаря разработкам в области термодинамики. Если бы изобретателя не научили читать и писать, а вместо этого потребовали бы с него денег за право это делать — он всю жизнь бы гонял собак в своём переулке вместо того, чтобы учиться и впитывать в себя знания, которые накопило до него человечество, дабы потом сделать, на всей этой основе, какое-то изобретение. Как Эйнштейн сказал — «я видел далеко потому, что стоял на плечах гигантов». Именно поэтому отношение к патентам как праву изобретателя на то, чтобы распоряжаться тем, что он изобрёл, изначально неверно. Я, к примеру, разработал за свою жизнь немало оригинальных алгоритмов, благодаря которым я есть тот, кто я есть. Но если бы не огромное количество чужих мыслей, которые мне пришлось пропустить через себя, все книги, обсуждения, лекции, поиски по Гуглу (а до того — по Yahoo и Altavista) на тему того, что было придумано… я бы сегодня шёл за каким-нибудь плугом или сохой в степях родного Ставрополья :)))

Грустить на российском экране не положено

Tamara Ivanova сообщает о своём документальном фильме «Прерванный полёт» (о программе спасения стерхов), получившем награду на фестивале «Золотой витязь» и купленном ТВ СГА, но пока не востребованном ни единым российским телеканалом вследствие печального финала.

Ответственность за будущее

К сожалению, далеко не вся книга Евгения Владимировича Лысова «Смерть «попаданцам»! Противостояние» содержательно и стилистически дотягивает до ранее процитированного мною рассуждения о бремени ответственности. Но это и не удивительно: никому не дано вечно пребывать на вершине. В целом же вся книга сделана добротно, увлекательна, не впадает в излишнюю заклёпкометрию и в то же время здраво отображает реальную зависимость хода боевых действий от технических возможностей оружия, а тех в свою очередь от текущего уровня развития конструкторской мысли и производственных ресурсов. И, конечно же, важна главная мысль: никакие сведения из будущего не могут вполне заменить разумное и эффективное устройство настоящего, но это устройство может радикально изменить будущее. Словом, рекомендую прочесть. И лучше, как я, на бумаге: так, на мой вкус, проще, чем в файле, возвращаться к предыдущим страницам, дабы перечитать подробности, чья значимость открывается в свете последующего развития сюжета.

Фантазировать надо уметь

Книга Владимира Порфирьевича Мещерякова «Сталин и заговор военных 1941 г.» (в бумажной версии — «Арест Сталина, или Заговор военных в июне 1941 г.», М., «Алгоритм», серия «Исторические сенсации», ISBN 978-5-4438-0119-3, 2012 г.) в значительной мере опирается на предположение о фальсификации при Хрущёве списка посетителей кабинета Джугашвили. Мол, списки за последние предвоенные и первые военные дни сочинены задним числом, дабы скрыть принудительное удержание председателя совета народных комиссаров вдали от дел (скорее всего, на его кунцевской даче) в рамках заговора военных, пытающихся действовать совместно с немцами. Предположение, конечно, эффектное. Но список рассекречен только в 1990-м, то есть ни сам Хрущёв, ни его ближайшие соратники не пользовались им для сокрытия чего бы то ни было. Правда, документы в советских архивах массово изымались и фальсифицировались не только при Хрущёве, но и при Горбачёве. Но список опроверг множество куда более эффектных фантазий о Джугашвили. Так, Хрущёв уверял (со ссылкой на убитого им Берия, ибо сам Хрущёв в июне 1941-го был на Украине), что Джугашвили при первых же сведениях о войне сбежал на дачу и только 30-го июня соратники чуть ли не за шиворот выволокли его оттуда в председатели Государственного комитета обороны. Список же доказывает: всю первую неделю войны Джугашвили вылезал из своего кабинета разве что в народный комиссариат обороны и Генеральный штаб. Словом, предположение о фальсификации списка неправдоподобно: такая фальсификация разрушила бы куда больше чёрных мифов, чем скрыла. Даже конспирология не допускает столь противоречивых гипотез.

Что писали о нас два века назад

andrey_zorin указывает на статью «Теперь эта война — воистину Отечественная» («The Times», Великобритания, 1812-10-27). Редакция, публикуя её, даёт также ссылки на статью «Польша» («Gazette de Lausanne», Швейцария, 1812-07-21) и несколько современных публикаций, связанных с Отечественной войной.

Самоотрезатель

В статье «Что сказал лжепатриарх Филарет о русском языке и национальной идее» есть одна ошибка: Михаил Антонович Денисенко извержен из сана не за сепаратизм, а за клятвопреступление, от канонической же церкви не отторгнут за тот же сепаратизм, а отторг себя собственноручно, в чём оный сепаратизм и выразился. Остальное верно.

Отрицание под лозунгом осовременивания

Я — атеист, а посему с основами религий знаком лишь в общих чертах. В рамках этого моего знакомства постмодернистские взгляды, цитируемые friend в статье «Постмодернистское Православие», представляются несовместимыми не то что с православием, но вообще с христианством. Впрочем, постмодернисты придерживаются иного мнения на сей счёт.