September 28th, 2011

Исследования когнитивного диссонанса

На мой взгляд, весь журнал "Однако" заслуживает чтения. Но сейчас рекомендую обратить особое внимание на статьи, посвящённые внутренним противоречиям мышления (в основном -- у прогрессивной общественности): "Внутренние противоречия: о нарушении связи между убеждениями и действиями" Алексея Сергеевича Кравецкого, "Иллюзия «русского триумфа»" и "Борис Стругацкий и страшное будущее" Виктора Григорьевича Мараховского, "К возвращению Путина: Цезарь и достопочтенные люди" Романа Олеговича Носикова, "О конфликте мышления имперского и национального" Семёна Сергеевича (?) Уралова.

Творческая критика

Рецензия на мою книгу на сайте "NewsLab" строится на предположении о произвольности моих гипотез. Буду рад, если её автор сможет объяснить какие-то события, описанные в книге, иными -- но не менее логичными -- способами. Конечно, довод "Сперва добейся" не вполне этичен. Но всё же интересно: вдруг и впрямь добьётся?

О дружбе и границе

72 года назад -- 1939.09.28 -- заключён договор о дружбе и границе между Союзом Советских Социалистических Республик и Германской Империей.

Дружба была чисто коммерческая. СССР поставлял Германии разнообразное сырьё, легко доступное на мировом рынке (так, Германия через посредничающую Испанию покупала -- до 1944-го года! -- у Соединённых Государств Америки примерно столько же нефти, сколько и у СССР, и даже несколько дешевле), и даже отходы производства (так, немцы не указали в торговом соглашении минимальное содержание железа в руде из СССР -- и мы везли к ним отвалы своих горнодобывающих предприятий). Зато Германия поставляла СССР новейшее производственное оборудование (так, мы смогли установить на разработанный вскоре танк Т-34 двухместную башню с длинноствольной пушкой 76.2 мм благодаря закупке в Германии расточных станков, способных обработать погон -- опору подшипника -- башни диаметром 1420 мм; следующий шаг -- Т-34-85 с трёхместной башней и пушкой 85 мм -- стал возможен благодаря поставке из СГА по ленд-лизу станков для обработки погона диаметром 1600 мм) и образцы собственных разработок (так, советские самолёты в 1940-м году разрабатывались с изрядной оглядкой на результаты наших испытаний техники, полученной из Германии). Словом, если по деньгам торговля была равной, то по свойствам товарных потоков -- несомненно в нашу пользу.

Граница получилась и вовсе интересная. СССР не только вышел на линию Кёрзона -- естественную границу между поляками и русскими (ещё в 1919-м министр иностранных дел Великобритании Джордж Натаниэл Алфредович Кёрзон -- пятый барон Скарсдэйл и первый маркиз Кёрдлстон -- предложил провести границу так, чтобы к востоку от неё больше была концентрация русского населения, а к западу -- польского), но и купил (за дополнительные поставки нефти в Германию) два воеводства западнее линии -- Белостокское и Львовское. Тем самым создана возможность отражения немецкого прорыва в центральную часть страны (увы, в 1941-м ею не удалось воспользоваться по техническим причинам). Словом, мы добились столь выгодной для себя границы, что впоследствии даже придумана легенда о секретных протоколах к договорам от 1939.08.23 и 1939.09.28 (как показал Алексей Анатольевич Кунгуров, сами тексты протоколов сочинены в СГА весной 1946-го), хотя так и осталось неясным, зачем секретно договариваться о соблюдении уже существующих указаний международного сообщества.

Итак, на основании накопленных сейчас сведений, договор от 1939.09.28 -- как и договор от 1939.08.23 -- представляется весьма выгодным для нашей страны. Потому, собственно, прогрессивная общественность с тех пор и до этих не перестаёт его ругать.