August 18th, 2011

«Булгария» - это крах надзорной системы

Очередная заметка в "Экспресс-газете" опубликована по горячим следам трагедии (на всякий случай проконсультировался с несколькими более-менее знакомыми людьми, связанными с водой и кораблями), но тогда я забыл дать на неё ссылку. Насколько я могу судить, с тех пор не опубликовано ничего противоречащего ей.

Реализм фантазии

По ходу обсуждения старой (@ 2005-04-11 12:32:00) статьи 17ur ""Властелин Колец" как произведение о нелюди" avshap указал на замечательное исследование Antrekot и Mogultaj "Стратегическое планирование Саурона в Войне Кольца", где лично мне особо понравилось теологическое обоснование атеизма: "Всё – с его попущения. Но чего он захочет – неизвестно. Неисповедимо. Это равносильно тому, что Eго и вовсе нет. СОВСЕМ. Что с ним считаться? Захочет – снесёт, что ты ни делай, а решит ещё посмотреть, как ты крутишься – даст ещё покрутиться, не вмешиваясь. Ну так и будем крутиться, а Кирпич, Способный в Любой Момент Упасть на Голову – и в расчёт его принимать-то нечего... Всё равно против этого лома приёмов нет".

В самом же рассуждении 17ur моё внимание более всего привлекла фраза "Имхо, Толкиен оказался востребован потому, что он издал книгу про нелюдь как раз после того, как эта нелюдь своё мурло показала. Толкиеновская нелюдь в его мире комильфотна, легитимна и неизбежна, это не аберрации мира Хайбории, которые оптимист Конан в конце концов вырежет. А в реальном мире нелюдь носила молнии в петлицах. Двойные. Ага, СС. Европу, простите, потрясло, что культурный, вымытый и пахнущий одеколоном Фриц или Отто может прийти в дом к такому же культурному европейцу и устроить там такое, до чего не додумались бы даже газетные русские варвары. И с этим теперь надо было жить. А жить с этим можно двумя способами: либо честно объяснить самому себе, как такой Фриц ухитрился появиться а) вообще, б) в доме культурного европейца; либо обозвать Фрица нелюдью, животно пугаться его художеств и начать с ним бороться. Уже с мёртвеньким, конечно. Что из этих двух путей было выбрано, думаю, объяснять не стоит". И в продолжение этой же мысли: "Кстати, если кому-то интересно, почему у нас не появилось ничего подобного в книжной форме, то ответ на поверхности: у нас всё это было в натуре, причём советское образование, советская пропаганда и советская базовая доктрина сделали всё, чтобы те выверты, которые у нас происходили в XX веке, более или менее разумно (не обязательно правильно) объяснить. То есть "нелюдь" вне ругательного эпитета у нас не была востребована, потому как помянутый Фриц был в конечном счёте "прислужником террористической диктатуры крупного капитала", молодцы батьки Махно - "разгулом мелкобуржуазной стихии", а следователи-"колольщики" - "перегибами на местах". Оркам тут места не находилось".

А уж разбор 17ur несуразностей экранизации Великой Битвы заставил меня порадоваться, что фильм я не смотрел, а ограничился книгой.