March 6th, 2006

О дне смерти Сталина вспомнил с опозданием

Я привык считать этот день своим вторым днём рождения.

По самой распространённой версии, на 1953.03.08 было запланировано торжественное повешение врачей-убийц непосредственно на Лобном месте (а не на Болотной площади, как велит традиция) с последующим дружным еврейским погромом и депортацией всех недогромленных в Еврейскую Автономную Область. Учитывая, что я родился 1952.12.09, ясно, что у трёхмесячного ребёнка было примерно столько же шансов выжить в тайге (даже при максимальном напряжении сил всей семьи), скольку у снежка -- шансов не растаять в аду.

Правда, в последние годы появилось немало трудов, указывающих, что значительная часть обвинений в адрес товарища Джугашвили -- общепартийные грехи, переваленные на одного козла отпущения. Более того, есть даже довольно убедительные аргументы в пользу того, что сам Иосиф Виссарионыч был главой группировки "хозяйственников", а коммунистические преступления исходят от фракции "идеологов".

Лично мне эти рассуждения кажутся в целом правдоподобными. Но даже если они вполне верны -- никто не может снять со Сталина главного обвинения, естественно из них вытекающего: прикрытия личным авторитетом общепартийных преступлений.

Если Сталин (и его запланированный -- по этой версии -- наследник Берия) и впрямь боролся за приведение страны из коммунистического вида в человекообразный, приходится признать, что борьбу эту он проиграл. А в политике бессилие считается одним из страшнейших преступлений и карается едва ли не жёстче всех прочих вместе взятых.

Я не верю в загробный мир и поэтому уверен, что Сталин не получил на том свете ни вознаграждения, ни воздаяния. Но -- как атеист -- я уверен, что после нас остаётся на свете то, что о нас помнят (кстати, поэтому я в основном альтруист -- хочу, чтобы обо мне помнили хорошее). И я ни в коем случае не хотел бы, чтобы обо мне помнили нечто подобное нынешней памяти о Сталине.