Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Видел ли это кто-то из моих читателей?

Случайно наткнулся на старую — 2010-04-06 03:18:58 — цитату из yakov_krotov: «Так вышло, что сегодня с женой утром часа полтора ехали в пробке, с удовольствием слушая радиопрограмму о терактах — удовольствие я получал от искусства ведущего, которого лично знаю. Скорбел ли я? Ничуть. Более того, день был намечен для отдыха и мы отдохнули. Как верующий и как учёный я стараюсь быть честным и говорю: болезнь внучки (выздоровела) меня беспокоила намного больше, чем сегодняшняя трагедия, и я считаю это абсолютно нормальным. Я не бесчувственное бревно, я очень почувствовал удовольствие, когда солнце выглянуло на пару часов, да и вообще от гуляния». Страница по указанной ссылке отсутствует. Может ли кто-нибудь подтвердить, что видел её — или это фантазия?

Update. Читатели нашли верную ссылку и несколько архивных копий сообщения. На всякий случай копирую здесь полный текст:

«Так вышло, что сегодня с женой утром часа полтора ехали в пробке, с удовольствием слушая радиопрограмму о терактах — удовольствие я получал от искусства ведущего, которого лично знаю. Скорбел ли я? Ничуть. Более того, день был намечен для отдыха и мы отдохнули. Как верующий и как учёный я стараюсь быть честным и говорю: болезнь внучки (выздоровела) меня беспокоила намного больше, чем сегодняшняя трагедия, и я считаю это абсолютно нормальным. Я не бесчувственное бревно, я очень почувствовал удовольствие, когда солнце выглянуло на пару часов, да и вообще от гуляния.

Эгоизм — когда на радио звонит дама и возмущается тем, что взрывы устроили на Страстной неделе, когда нужно сосредоточение и т.п. Видимо, дама считает, что она так скорбит, что не может молиться. Мне кажется, что, если скорбишь, это помогает молиться. А тут не скорбь (ну какая может быть скорбь об абсолютно незнакомых, как и погибшие на Гаити, людях), а нервы — ах, «и я бы мог». Я молился сегодня — благодарил за хороший день. Заупокой помолюсь вечером.

Живём в воюющей стране, более того — в воюющем мире. Когда молимся «о мире всего мира» — это что, так, между лопатками почесать? или о чуде, о невероятном?

Истерика ведёт либо к агрессии, либо… либо к внутренней агрессии, к унынию и саморазрушению. Истерика — значит, мы сделали идола из своей и наших близких безопасности. Ну какая может быть безопасность кроме как в карцере или в коме? Мы живём в опасном мире, мы самая опасная часть этого мира… Нужно сохранять чувство меры, чувство реальности, чувство равновесия… А иначе, извините за банальность, будет эскалация насилия и ничего больше.

С тех пор, как я стал священником, я намного больше соприкасаюсь с трагическим в жизни — со смертью, с болезнями, с несчастьями. Причём, в отличие от врачей, журналистов, милиционеров, я ничего не могу сделать — ни вылечить, ни предать гласности, ни предотвратить или наказать. Только молиться. Господа атеисты, меня это совсем не радует — что я могу только молиться! Меня это совсем не утешает!! Я бы хотел быть не молящимся Богу, а Богом всемогущим и всё сделать так, чтобы всем было хорошо. Тем не менее (или тем более, поскольку я понимаю, что «всем хорошо» — это не всемогущество, а заморозка), я считаю, что и для неверующего именно молитва — хотя бы в виде медитации — первая реакция на беду и боль
».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments