Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Замечательный тошнотворец

До статьи Борюсика Вадимовича Соколова «Елей к юбилею» добрался через месяц с лишним после её публикации 2013-02-04: на общеизвестный сайт «Грани» заглядываю довольно редко — по мере угасания рвотного рефлекса от предыдущего захода. Поскольку не все мои читатели столь же небрезгливы, как я, приведу несколько цитат, дабы избавить от прочтений всей этой дозы творчи. «Согласно опросам, не менее 40% населения России к Сталину относятся позитивно, и для них переименование Волгограда в Сталинград будет воспринято как реабилитация Сталина. В то же время россияне, являющиеся противниками тоталитарного прошлого и авторитарного настоящего, воспринимают попытки вернуть имя Сталина на карту России как глумление над памятью миллионов его жертв» (здесь, заметьте, число «противников тоталитарного прошлого и авторитарного настоящего» предусмотрительно не приведено: даже по чисто арифметическим соображениям их не может быть более чем в полтора раза больше, чем указанные «не менее 40% населения России», а фактически все опросы указывают, что их в 3–4 раза меньше). «Попытка сделать Великую Отечественную войну и ее центральное событие — Сталинградскую битву — основой новой российской идентичности, о чём уже много лет мечтают власти, неизбежно приводит к доминированию в этой идентичности советской и имперско-сталинской составляющей». «Если же посмотреть новые документальные фильмы, которые федеральные телеканалы сняли к Сталинградскому юбилею, легко заметить, что в них преобладает советский взгляд на великую битву. Речь идёт о картинах «Сталинград. Противостояние» (НТВ), «Сталинградская битва» («Россия-1») и «Город в огне» (Первый канал). Немцы представлены здесь только преступниками, а наши бойцы — только героями и жертвами. [А как ещё можно относиться к агрессорам с одной стороны и жертвам агрессии с другой? — А.В.] Лишь в фильме НТВ есть намёк на более широкий взгляд на трагедию. [То есть попытка уравнять разбойника и его жертву. — А.В.] Здесь цитируются письма лютеранского пастора и военврача Курта Ройбера и показаны его рисунки (знаменитая «Сталинградская мадонна» стала впоследствии эмблемой медицинской службы бундесвера). В своих письмах из Сталинграда он пытался оценить происходящее с общечеловеческих, христианских позиций. В конце сообщается, что в январе 1944 года Ройбер умер в лагере для пленных в Елабуге. Тут, казалось бы, и надо поговорить о том, почему из более чем 90 тысяч сталинградских пленных уцелело лишь 5–6 тысяч. [Потому что к моменту попадания в плен они уже были так истощены голодом и холодом, что умирали буквально сразу после сдачи в плен, как только их оставляло внутреннее напряжение. Это давно исследовано медиками, отражено в многотомном своде «Опыт советской медицины в Великой Отечественной войне», известно любому, кто — в отличие от Борюсика Вадимовича Соколова — интересуется военной историей. — А.В.] Но наши документалисты к такому разговору явно не готовы. Им не хочется признавать, что немцам и их союзникам в советских лагерях бывало ещё хуже, чем советским пленным — в немецких. [Зачем же признавать то, чего отродясь не бывало? — А.В.] К середине 1943 года в СССР умерло более двух третей пленных. [И почти все умершие — сталинградские пленные: кроме них, в наш плен в первой половине войны почти никто не попадал. — А.В.] И это при том, что пленных стран Оси в Советском Союзе тогда было на порядок меньше, чем пленных красноармейцев в Германии и на оккупированных ею территориях. Ситуация улучшилась лишь в середине 1944 года, когда в СССР, как и в Германии, паёк для пленных был существенно увеличен [В Германии увеличили паёк только для пленных, привлечённых к работе на оборонных предприятиях. — А.В.]». «В России обычно Сталинградскую победу представляют как победу добра над злом. Но в действительности под Сталинградом сражались друг против друга два зла. По сравнению с нацистским злом советское было меньшим, но только потому, что оно сражалось в союзе с западными демократиями. Последние как раз и могут претендовать на роль некоего относительного добра, хотя и за ними числится немало грехов, начиная с «политики умиротворения» и «странной войны» и кончая ялтинско-потсдамским разделом Европы со Сталиным» (то есть опять попытка уравнять агрессора и его жертву, а заодно оправдать организаторов войны). «В фильмах стараются поменьше показывать Сталина и побольше говорить о характеристиках вооружения и боевой техники. А ведь мы до сих пор толком не знаем, как планировалось сталинградское контрнаступление, поскольку большинство документов Ставки и Генштаба до сих пор недоступны исследователям» (после трудов Алексея Валерьевича Исаева, целиком построенных на архивных документах, слова о недоступности исследованиям «большинства документов Ставки и Генштаба» равноценны признанию: Борюсик Вадимович Соколов даже не пытался заглянуть в архивы). Я уж и не говорю о ссылке на художественное произведение «Жизнь и судьба» как на документальный источник и о заявлении про занижение минимум вдвое официальных данных о потерях советских вооружённых сил: подобными причудами данный автор известен давно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments