Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Старый пример хоровой клеветы

Сергей Эмильевич Стрыгин сообщил мне отрывок из книги Владимира Ивановича Лоты «РКС. (Разведывательный клуб союзников)» (М., «Кучково поле», 2016).

===

… В результате московских встреч советских и польских представителей 4 декабря 1941 года была опубликована советско-польская декларация о дружбе и взаимной помощи. В ней объявлялось, что оба государства будут вести войну до полной победы265. Декларация также провозглашала, что в мирное время основой советско-польских отношений будут «доброе соседское сотрудничество, дружба и обоюдное честное выполнение принятых на себя обязательств».

Сотрудник аппарата военного атташе в Лондоне майор А. Ф. Сизов по указанию генерал-майора И. Л. Склярова в начале 1942 года установил контакт с сотрудником военной разведки Польши в британской столице подполковником С. Гано, который был начальником 2-го отдела польского Генерального штаба в Лондоне. Этот контакт положил начало интенсивному и результативному обмену сведениями о Германии и её вооруженных силах между военным разведками Генеральных штабов вооружённых сил СССР и польской армии.

В 1942 году А. Ф. Сизов получил от С. Гано значительное количество ценных сведений военного характера, которые представляли интерес для советского командования.

В начале октября 1942 года, например, Гано передал Сизову доклад польской разведки о дислокации на советско-германском фронте боевых частей румынской армии.

10 октября 1942 года Гано передал Сизову сведения о стратегических планах немецкого командования на лето 1943 года и расстановке сил в германском высшем военном командовании после отставки начальника Генерального штаба генерала Гальдера, которого Гитлер неожиданно отстранил от должности.
[176]

15 октября 1942 года Гано сообщил майору Сизову сведения, добытые польскими военными разведчиками, о суммарных перебросках немецких войск через территорию Польши в направлении советско-германского фронта.

От Гано 19 октября 1942 года в Москву поступили сведения о дислокации секретной Ставки Гитлера в Виннице и составе сил противовоздушной обороны, которые были сосредоточены в том районе.

В декабре 1942 года Гано передал майору Сизову сведения о системе базирования германских ВВС в районах Смоленска, Минска и Бобруйска. В целом, в 1942 и в начале 1943 года от подполковника С. Гано майор Сизов получил значительное количество сведений о германской армии, которые польские военные разведчики и агенты собирали на территории Польши, оккупированной немецкими войсками, и советской территории, временно находившейся под контролем противника. Планом работы Главного разведывательного управления на 1943 год предусматривалось создать максимально благоприятные условия для дальнейшего взаимовыгодного сотрудничества с польскими партнёрами.

Однако в начале 1943 года подполковник С. Гано неожиданно отказался встречаться с майором А. Сизовым и передавать ему сведения, добытые польской разведкой. Через некоторое время прекратились контакты и между руководителями военно-дипломатических представительств СССР и Польши в Лондоне. Резкое изменение отношений между представителями СССР и Польши было вызвано публикацией в польских средствах массовой информации статей антисоветского содержания.

25 апреля 1943 года советское правительство заявило о разрыве дипломатических отношений с польским пра-
[177]

вительством в Лондоне. Для принятия такого важного решения, ослаблявшего антигитлеровскую коалицию, руководство СССР должно было иметь серьёзные основания. Частично обоснование этого разрыва изложено в секретной переписке И. В. Сталина с президентом США Ф. Рузвельтом и премьер-министром Великобритании У. Черчиллем.

В личном и секретном послании президенту США Ф. Рузвельту 21 апреля 194З года И. В. Сталин писал: «Поведение Польского правительства в отношении СССР в последнее время Советское правительство считает совершенно ненормальным, нарушающим все правила и нормы во взаимоотношениях двух союзных государств»267.

Далее И. В. Сталин сообщал Ф. Рузвельту о том, что «враждебная Советскому Союзу клеветническая кампания, начатая немецкими фашистами по поводу ими же убитых польских офицеров в районе Смоленска, на оккупированной германскими войсками территории, была сразу же подхвачена правительством г. Сикорского и всячески разжигается польской официальной печатью. Правительство г. Сикорского не только не дало отпора подлой фашистской клевете на СССР, но даже не сочло нужным обратиться к Советскому Правительству с какими-либо вопросами или за разъяснениями по этому поводу…»268.

Судя по содержанию этого письма И. В. Сталина, советское руководство было возмущено действиями поляков, которые в своей официальной печати стали публиковать антисоветские статьи по поводу «убитых польских офицеров в районе Смоленска». Более того, можно безошибочно предположить, что в СССР были встревожены возможными последствиями антисоветской пропагандистской кампании, важнейшее место среди которых неизбежно могло стать ослабление отношений между СССР, с одной стороны,
[178]

и США и Великобританией, с другой. Это ослабление связей грозило сокращением поставок военных грузов из США и Великобритании, потребность в которых сильно ощущалась в СССР после тяжёлой Сталинградской битвы.

Излагая точку зрения советского правительства, И. В. Сталин писал: «… Гитлеровские власти, совершив чудовищное преступление над польскими офицерами, разыгрывают следственную комедию, в инсценировке которой они использовали некоторые подобранные ими же самими польские профашистские элементы из оккупированной Польши…»269.

Завершая своё послание американскому президенту, И. В. Сталин сообщил о том, что советское правительство пришло к выводу о необходимости прервать дипломатические отношения с польским правительством.

Секретное послание по «польскому вопросу» И. В. Сталин 21 апреля 1943 года направил и британскому премьер-министру У. Черчиллю270. «То обстоятельство, что враждебная кампания против Советского Союза начата одновременно в немецкой и польской печати и ведётся в одном и том же плане, — писал Сталин английскому премьер-министру, — это обстоятельство не оставляет сомнения в том, что между врагом союзников — Гитлером — и правительством г. Сикорским имеется контакт и сговор в проведении этой враждебной кампании…»

Американский президент Ф. Рузвельт в ответном послании просил И. В. Сталина «найти путь для того, чтобы определить свои действия не как полный разрыв дипломатических отношений между Советским Союзом и Польшей, а как временное прекращение переговоров с польским правительством…»

У. Черчилль в посланиях И. В. Сталину обещал убедить «Сикорского отказаться от всякой моральной поддержки
[179]

какого-либо расследования под покровительством нацистов», призывал Сталина воздержаться от разрыва отношений с польским правительством в Лондоне, обращал внимание на то, что публичное заявление советского правительства о «разрыве отношений принесло бы величайший возможный вред…»271.

Публикация материалов о расстреле в 1940 году польских офицеров в смоленском лесу произошла в германских и польских средствах массовой информации в сложный период Великой Отечественной войны. Весной 1943 года завершился разгром немецко-фашистских войск в районе Сталинграда. Победа войск Красной армии получила высокую оценку президента США и премьер-министра Великобритании. В марте 1943 года английская авиация нанесла мощные бомбовые удары по Берлину, Гамбургу и другим германским городам. Антигитлеровская коалиция стала действовать более согласованно в войне против Германии, которая, тем не менее, всё ещё была достаточно сильным противником и пыталась изменить ход войны. Для достижения этой стратегической цели по указанию Гитлера в Берлине весной 1943 года разрабатывался план летнего наступления германских войск на Восточном фронте (операция «Цитадель»). Немцы планировали нанести главный удар в районе Курского выступа. В период подготовки к летнему наступлению в немецких и польских средствах массовой информации и была развязана мощная антисоветская кампания. Она возникла не случайно и преследовала, как представляется, лишь одну цель — обвинить советский режим в расстреле польских офицеров в смоленском лесу и расколоть антигитлеровский союз.

Что произошло в Катынском лесу в 1940 году [ничего: в «Официальном сообщении о массовом убийстве в Катыни», опубликованном немцами в 1943-м году, содержатся сведения, в сочетании с некоторыми не известными тогда немцам фактами однозначно доказывающие, что убийство совершили сами немцы в августе–сентябре 1941-го года — А.В.]? Ответ на этот вопрос дан в документах правительства Российской Федерации [поддельность опубликованных документов «особой папки по Катыни», обвиняющих СССР в убийстве польских пленных, доказана давно и всесторонне — А.В.].
[180]

На вопрос о том, кто инициировал весной 1943 года шумную антисоветскую кампанию, ответа в трудах советских, иностранных и российских исследователей нет. Выявленные в 2010 году документы позволили установить следующее.

Антисоветскую пропагандистскую кампанию инициировали представители руководства гитлеровской Германии. По данным резидента военной разведки Ш. Радо, действовавшего в Швейцарии, первые контакты представителей фашистской Германии и польского правительства в эмиграции произошли весной 1943 года. Случилось это в Швейцарии, где действовали посольства Германии и польского правительства в эмиграции. В Швейцарии также базировались штаб-квартиры Лиги Наций и Международного Красного Креста.

В годы войны Ш. Радо руководил в Швейцарии нелегальной резидентурой советской военной разведки, которая имела псевдоним «Дора». У Радо имелись связи с источниками, которые действовали в Берлине, Париже, Риме, в важных международных организациях и военных ведомства. Сведения, которые добывали эти источники в годы войны, неоднократно получали высокие оценки и докладывались высшему политическому руководству СССР и командованию Красной армии. От Ш. Радо и поступили первые сведения о контактах представителей германского и польского посольств в Швейцарии.

29 апреля 1943 года Шандор Радо сообщил в Москву сведения, которые он получил от двух источников — от «Лонга» и «Анны».

«Лонг» был офицером французской армии, кавалером ордена Почётного легиона, агентом 2-гo Бюро (разведывательного) французского Генштаба, до войны работал
[181]

в Берлине под прикрытием должности корреспондента одной из французских газет.

Из данных «Лонга» следовало, что «немецкое Министерство иностранных дел с некоторого времени пытается установить контакт с польским правительством в эмиграции. Главным пособником Германии является бывший польский министр Грабовский. Поляки хотели бы припугнуть СССР своим сближением с Германией с тем, чтобы СССР стал уступчивее. Немцы же пытаются выиграть время и внести раскол в лагерь союзников».

«Лонг» был связан с известным немецким публицистом Эрнестом Леммером, который был берлинским корреспондентом будапештской газеты «Пестер лойд», имел источники в Министерстве иностранных дел Германии, которые передавали ему важные сведения. Э. Леммер сообщил «Лонгу» сведения о контактах, которые произошли между польскими и германскими дипломатами в Швейцарии.

Под псевдонимом «Анна» в резидентуре Ш. Радо числилась группа источников, которые работали в Берлине в Министерстве иностранных дел. «Анна» сообщила Радо о том, что «историю с трупами в Катынском лесу придумал начальник отдела пропаганды в странах противника при ОКВ Фельгибель и фон Гевель из Министерства пропаганды Гёббельса. При этом допущена ошибка во всей пропаганде по этому вопросу, явная для всех за ней стоящих.

14 апреля было объявлено, что комиссия из поляков поедет в Катынский лес убедиться в том, что убийство произведено действительно весной 1940 года и что мёртвых можно опознать по найденным документам. 18 апреля было сообщено, что офицеры польской делегации 16 и 17 апреля узнали своих товарищей по армии в трупах убитых. Иными словами, они узнали лица трупов, лежавших в земле
[182]

с 1940 года, то есть 3 года, срок, который должен был давно сделать их неузнаваемыми. Дора».

В Лиге Наций работали агенты Ш. Радо «Сиси» и «Браут».

В конце апреля 1943 года источник «Браут» сообщил Радо следующее: «… Непосредственно после первого немецкого сообщения о трупах в Катынском лесу польское посольство в Берне получило указание от польского правительства в Лондоне сделать запрос в Международный Красный Kpecт. Время и текст запроса были предоставлены на решение польского посла в Берне. Само поручение не было обозначено как срочное. Референт по польским делам в Международном Красном Кресте был в то время в отпуске в Монтрё. По требованию немцев он немедленно вернулся в Женеву, и немцы сообщили польскому посольству в Берне, что они делают в Международный Красный Крест срочный запрос по этому вопросу. По немецкому настойчивому требованию польское посольство в Берне редактировало текст своего запроса совместно с немецким посольством. Польское посольство получило для своей редакции всего три часа, так как немцы требовали, чтобы польский запрос был подан одновременно с немецким. Известно определённо, что польское посольство в Берне получило указание о запросе, а не о демарше, на которое оно пошло под давлением немецкого посольства в Берне».

В мае 1943 года Ш. Радо получил от агента «Анна» из Берлина еще одно донесение по этой проблеме. «Анна» сообщала: «… По приказанию немецкого командования руководство СС в апреле этого года сформировало из поляков и бывших военнопленных специальные отряды СС, в задачу которых входит уничтожение польских евреев. Эти отряды по составу до роты специально предназначены для проведе-
[183]

ния смертной казни над евреями и сформированы в батальоны СС. В каждом из батальонов имеется одна немецкая рота и две сборные. Эти отряды действуют с начала мая.

Немцы пытаются всеми силами развить антисемитизм польской буржуазии в связи с катынской историей, проводя знак равенства между большевизмом и евреями, и пытаются направить свою пропаганду против СССР.

Вся эта идея и план её выполнения состряпаны Гёббельсом…»

Сведения по «польской проблеме» Ш. Радо получал от проверенных источников, которые являлись сотрудниками Министерства иностранных дел Германии, французской разведки и Лиги Наций.

Судя по донесениям Ш. Радо, инициаторами антисоветской пропагандистской кампании были сотрудники германского посольства в Берне, которые действовали по
указанию из Берлина.

Одновременное обращение немцев и поляков в Международный Красный Крест свидетельствует о прямой и особой заинтересованности в этом деле представителей фашистской Германии.

Время, выбранное немцами для проведения этой акции, совпадает с завершением разработки в Берлине плана операции «Цитадель», которая по замыслу германского командования должна была позволить немцам нанести Советскому Союзу решительное поражение в районе Курской дуги и изменить ход войны в пользу Германии. Следовательно, главная задача акции — пропагандистское обеспечение летней кампании германских войск на Восточном фронте в 1943 году.

Акция была задумана и разработана в Министерстве пропаганды Германии, проводилась сотрудниками её Ми-
[184]

нистерства иностранных дел и германской разведкой в целях ослабления антигитлеровской коалиции.

Донесения резидента Ш. Радо не могли быть использованы в качестве доказательств причастности германских спецслужб к уничтожению польских офицеров в смоленском лесу. Сбором таких доказательств должны были заниматься специальные эксперты Международного Красного Креста (если это было возможно в условиях войны). Но донесения Ш. Радо, несомненно, свидетельствуют о том, что «катынская история» была использована немцами для развязывания шумной антисоветской кампании, направленной накануне летнего наступления немцев в районе Курска на достижение конкретных политических целей. И эти цели были достигнуты: СССР разорвал дипломатические отношения с польским правительством в Лондоне, обострились отношения между Советским Союзом и англо-американцами, которые сократили материальную помощь СССР накануне Курской битвы, в 1943 году не состоялось открытие второго фронта в Европе. Эти факты говорят о том, что германские организаторы антисоветской кампании, связанной с катынским расстрелом, достигли своих целей. После этих событий взаимодействие советской разведки с польскими партнерами, действовавшими в Лондоне, полностью прекратилось. …
[185]

Ссылки на источники:

265 Дипломатический словарь. В 3-х томах. Т. 3. М.: Политиздат, 1973. С.326.

266 Там же.

267 Переписка председателя Совета министров СССР с президентами CШA и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. II. М, Госполитиздат, 1958. С.59.

268 Там же.

269 Там же.

270 Личное и секретное послание премьера И. В. Сталина премьер-министру У. Черчиллю. 21 апреля 1943 года. См.: Переписка председателя Совета министров СССР с президентами CIIIA и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Т. I. М, Госполитиздат, 1958. С.119–120.

271 Там же. С.121.

===

Полагаю, из этого отрывка вполне очевидны сотрудничество правительства Польши в лондонском изгнании с нацистской Германией и заинтересованность обеих этих организованных преступных нацистских группировок в распространении любой клеветы, способной расколоть антинацистскую коалицию.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments