Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Не все старые преступники милы новым (часть 2)

«Кроме постановления Генпрокуратуры, Москаль также представил переведенную на русский язык справку Федерального бюро расследований США относительно этого мошенничества. В документе указано, что к хищению денег были причастны и граждане США, выходцы из Советского Союза.

===

ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ

Дата копирования 1.22.93

Игорь А. Митюков, председатель Правления Банка Украины, в Киеве, Украина, был проинтервьюирован 18 января 1993 года и 20 января 1993 года помощником поверенного Соединенных Штатов Давидом Дж. Шиндлером и специальными агентами Федерального Бюро расследований Ричардом Л. Шиком и Пакалой К. Беннетом. Интервью касалось заявления Банка Украины о том, что у Банка мошенническим путём было выманено свыше двух миллиардов рублей при сделке, состоящей в обмене рублей на доллары. С Митюковым присутствовала Сюзанна Вольт Мартин, адвокат, которая представляла Банк Украины.

Присутствовали также при интервью в различные моменты времени следующие лица: Юрий А. Гайсинский, народный депутат Украины и первый заместитель генерального прокурора Украины; помощник специального старшего агента ФБР, Томас Р. Паркер; специальный агент-надзиратель ФБР Девид К. Чейнер и специальные агенты ФБР Джозеф А. Рамирез, Сандра Биаселло и Рожер Кук. Митюков был проконсультирован относительно своих права и процедур, касающихся этого типа интервью, включая его право консультироваться со своим адвокатом наедине в любой момент времени.

Было установлено, что настоящее интервью имело отношение к контракту № 1200/WTL-1, подписанному между Батькивщиной, частной украинской фирмой, и Банком Украины в декабре 1991 года. В соответствии с условиями настоящего контракта Банк Украины должен был обменять два миллиарда рублей Советского Союза на двадцать пять (25) миллионов долларов США. Митюков рекомендовал, чтобы Банк Украины выполнил свои обязательства путём перевода 2 миллиардов рублей Советского Союза на банковский счёт в Москве, но до сегодняшнего дня они ещё не получили ни долларов, ни рублей, им не были возвращены. Контракт определял, что Батькивщина должна была обеспечить Банку Украины доллары на протяжении семи (7) банковских дней на депозит рублей на обозначенный в Москве банковский счёт.

Шиндлер попросил Милюкова описать взаимоотношения между Банком Украины и Батькивщиной до того, как Банк Украины выполнил выше упоминаемый контракт, Митюков сообщил, что в ноябре 1991 года Андрей Чекалов, Президент Батькивщины, пришёл в Банк Украины и встретился с Вадимом Петровичем Гетманом, который был тогда Председателем/Главой Правления Банка Украины. Митюков сообщил, что Банк Украины не знал Чекалова, равно как они не знали и о существовании Батькивщины до этого времени. Однако, Чекалов был рекомендован им высоким министерским должностным лицом Масиком, который тогда был заместителем премьер-министра, а в настоящее время является послом Украины в Финляндии. Масик сказал им, что у Чекалова хорошие связи с Москвой. Чекалов описал Гетману возможность для Банка Украины принять участие в обмене рублей на доллары и Чекалов сообщил, что Сбербанк в Москве действовал как посредник в этой сделке. Он сообщил, что в сделку собирались вовлечь 12 миллиардов рублей и что он предлагал Банку Украины возможность принять участие в сделке на сумму в 2 миллиарда рублей. Гетман отослал Чекалова и Митюкова для ведения переговоров по поводу участия Банка Украины. У Митюкова было несколько встреч с Чекаловым в этом отношении на протяжении ноября и начала декабря 1991 года.

Чекалов далее сообщил ему, что Сбербанк сформулировал обмен с Западными источниками долларов, которые были весьма заинтересованы в совершении такого обмена. Чекалов никогда не указывал на то, что другие организации обеспечили бы дополнительные 10 миллиардов рублей, но он заявил, что некоторые основанные в Москве банки и организации были вовлечены. Он также не представил никакой информации о Западном источнике долларов, говоря, что ему необходимо защитить свои собственные интересы.

Чекалов упомянул, что лицо по имени Александр Докичук организовал эту сделку; Александр Докичук украинец по происхождению, и он был очень заинтересован в выполнении определенных операций на благо Украины. Митюков упомянул, что он никогда ранее не встречался с Докичуком до выполнения контракта и что он впервые встретился с Докичуком в конце января или начале февраля 1992 года после того, как Батькивщине не удалось оправдать ожидания своей стороны соглашения. Митюков сообщил, что одна вещь, которая заставила его поверить, что предложение Чекалова было законным, это был документ, который Чекалов ему показал. Документ был из канцелярии Российского Правительства и был подписан Егором Гайдаром, который тогда был премьер-министром Российской Федерации. Митюкову не было представлено копии этого документа, поскольку Чекалов сказал ему, что документ конфиденциальный. В документе приводились основы плана экономического развития России, и он включал информацию относительно трёх этапов развития. Первый этап включал гуманитарную помощь России, второй этап включал получение кредита и третий этап включал создание основанного в Москве Объединённого Республиканского Национального Банка для обеспечения приёма кредитов из Западных источников. Объём документа составил приблизительно пятнадцать (15) страниц и он описывал, как Российское Правительство принимало бы участие в плане развития и насколько заинтересованы были бы Соединённые Штаты. Чекалов не показал бы Митюкову страницы со списком инвесторов США, снова показывая, что ему необходимо защитить свои собственные интересы.

Митюков считал, что письмо было аутентичным, и он заметил, что после того, как контракт был выполнен, он вошёл в контакт с другом, И.А.Потёмкиным, работающим в Центральном Банке Москвы, который сказал ему, что слышал о планах создания Объединённого Национального Республиканского Банка. Митюков заметил, что он не был уверен ни в одном другом из представителей Банка Украины, пытавшихся определить достоверность письма.

Митюков сообщил, что в начале декабря 1991 года он выехал из Киева в деловую командировку. До своего отъезда он неофициально встретился с В.А.Ющенко, заместителем Председателя Правления Банка Украины, и рассказал ему о потенциальной сделке с Чекаловым и Батькивщиной. На протяжении его отсутствия все деловые операции с Чекаловым проводились Ющенко и О.Б.Андроповым, который являлся помощником Митюкова. 13 декабря 1991 года контракт был выполнен Ющенко, который обладал полномочием подписать от имени Банка, а Чекалов подписал от имени Батькивщины. Митюков вернулся из своей деловой командировки 23 или 24 декабря 1991 года, но не видел копии письма контракта до начала января 1992 года.

Митюкову была показана копия контракта на русском языке и в переводе на английский язык, который был предварительно заготовлен Сюзанной Вольф Мартин. Он сообщил, что контракт был разработан Чекаловым. Он не знает, есть ли кто-нибудь в Банке Украины, кто бы внёс какие-либо изменения или добавления в контракт, или если бы они сразу же приняли контракт в том виде, как он был представлен Чекаловым.

Митюков сообщил, что два миллиарда рублей, которые были отложены в исполнение контракта, состояли из одного миллиарда рублей, который составил фонды Банка Украины, и одного миллиарда рублей, который составил фонды клиентов Банка Украина и других банков Украины. Он привёл две причины, по которым у него было желание принять участие в настоящей сделке. Первоочередная причина состояла в том, что в конце 1991 года Украине была необходима твёрдая валюта для приобретения товаров широкого потребления за рубежом для последующего импорта в Украину. Вторая причина состояла в общем желании получить твёрдую валюту.

После того, как у него появилась возможность рассмотреть контракт, Митюков увидел то, что ему не понравилось. Он никогда не говорил Гетману о контракте, но разговаривал о нем с Ющенко в общих чертах. Однако он и Ющенко никогда не обсуждали никаких конкретных моментов относительно того, как сделка была окончательно согласована в ходе переговоров с Чекаловым.

Митюков заявил, что Банк Украины был вовлечён в многочисленные акты перевода рублей в твёрдую валюту, но в прошлом они всегда работали с другими банками в условиях действий правил Центрального Банка России. Сделка с Батькивщиной была первой, в которую был вовлечён посредник. Митюков отметил, что Сбербанк в Москве, где было отложено два миллиарда рублей Банкам Украины, обладает полной международной лицензией на проведение сделок подобного характера, которая позволила им завершить сделку без специальной санкции Центрального Банка России. У них также было документ, подписанный Гайдаром, который гарантировал Сбербанку определенные банковские полномочия, относящиеся к данной сделке.

Чтобы выполнить свои обязательства по контракту, от Банка Украины требовалось отложить два миллиарда рублей на счет в Сбербанке на имя «Д и П совгруппы», которая работала под руководством Докичука в Москве. Сразу же перед 15 декабря 1991 года Андропов позвонил Митюкову по телефону в Италию из Киева и сказал ему, что соглашение было подписано и что у него имеется гарантийное письмо, которое он собирается представить в Сбербанк, в Москву. Андропов сказал, что у него было несколько разговоров с Докичуком для выполнения организационных моментов на предмет оплаты и он обменялся несколькими телефонами с Докичуком. Митюков никогда не слышал о «Д и П совгруппе» или Докичуке до того, как Андропов позвонил ему.

Гарантийное письмо, которое Банк Украины подготовил, обладало условиями, препятствующими фондам Банка Украины освободиться до тех пор, пока доллары США не были положены на их счёт, как это определяется в контракте. Гарантийное письмо было датировано 17.12.91 и было подписано Ющенко, Андроповым и бухгалтером Банка Украины. Митюков обеспечил копию гарантийного письма.

По возвращении Митюкова из его деловой поездки он узнал от Андропова, что этот последний ездил в Москву с гарантийным письмом 15 или 16 декабря 1991 года. Впервые он пришёл в офис «Д и П Совгруппы» в Москве и разговаривал с Докичуком. Андропов ска-зал ему (Митюкову), что Докичук отказался принять гарантийное письмо. Докичук заявил, что ему необходим прямой перевод, чтобы показать Западным инвесторам, что на счету были «реальные деньги». Встреча в офисе Докичука имела место 16 или 17 декабря 1991 года. На протяжении встречи Андропова с Докичуком присутствовал Чекалов.

Андропов сказал Митюкову, что он ничего не знает о «Д и П Совгруппе», но знает, что Сбербанк является законным банком. Он всё ещё чувствовал, что гарантийное письмо представляет собой наилучшую гарантию того, что сделка будет выполнена. Когда он выразил свою озабоченность Докичуку, Докичук показал Андропову копию письменной гарантии, которую Банк Украины должен бы был возвратить, если бы возникли какие-либо проблемы со сделкой. У Докичука был оригинал этой гарантии, но он не мог дать оригинал Андропову, поскольку ему вначале пришлось сделать некий тип «записи». Андропов сказал Митюкову, что он спешил на поезд, поэтому принял неподписанную копию гарантии с заверением Докичука о том, что подписанный оригинал должен быть направлен в Банк Украины.

Андропов вернулся в Киев и вышел в контакт с Ющенко, который принял решение выполнить прямой перевод в Сбербанк на счёт «Д и П Совгруппы». 18 декабря 1992 года заказ на выплату был подготовлен Банком Украины и переведен на счёт «Д и П Совгруппы» в Сбербанк. Андропов лично привёз заказ на выплату в Москву, так что он мог бы прибыть в такой день и в такое время, чтобы удовлетворить требования Докичука о том, что фонды должны быть на депозите к 19 декабря 1992 года. Андропов пришёл сначала в офис «Д и П Совгруппы», чтобы встретиться с Докичуком и затем они пошли в Сбербанк, где был внесён заказ на выплату. Не было предпринято никаких мер предосторожности относительно блокирования фондов.

Митюков сообщил, что контракт, предусматривающий поставку долларов в Банк Украины на протяжений семи (7) банковских дней, после того, как этот срок истёк, Чекалов позвонил из Москвы что-то между 25 декабря 1991 года и 1 января 1992 года. Митюков не припоминает, разговаривал ли он с Чекаловым или Чекалов разговаривал с Андроповым, им, однако, Чекалов сказал, что была допущена задержка в поставке долларов благодаря праздничному сезону, ограничивающему число банковских дней и наличие людей для обеспечения перевода фондов. Чекалов знал, что деньги Банка Украины были отложены на их счёт в Президентском Банке, во Франкфурте-на-Майне, Германия, в соответствии с положениями настоящего контракта.

После 1 января 1992 года и после того, как доллары не были поставлены на их счёт, Митюков начал звонить Чекалову по меньшей мере дважды в неделю. Несмотря на то, что Батькившина имела свой офис в Киеве, Чекалов проводил большую часть своего времени в Москве, где у него было две комнаты в гостинице Украина (гостиница постоянного представительства Украины). Чекалов использовал одну комнату в качестве жилого пространства и одну комнату для своего офиса. Именно в этой гостинице Митюков обычно с ним встречался.

В этом месте интервью Митюковым были рассмотрены дополнительные документы, которые были предварительно подготовлены для следователей госпожой Мартин от имени Банка Украины. Митюков рассмотрел письмо, датированное 6 января 1992 года, от Чекалова Ющенко, в котором заявлялось, что вследствие праздников выплата будет задержана до 15 января 1992 года. В письме Чекалов упоминает, что «финансовая корпорация, ответственная за выплату, должна гарантировать, что выплата произведена». Митюков заявлял, что после того, как Банк Украины получил это письмо, у него состоялись встречи с его коллегами, во время которых были обсуждены их проблемы. Митюков затем начал производить частые телефонные вызовы Чекалова в Москву, чтобы выразить заинтересованность Банка в задержке платежей долларов.

15 января 1992 г. Митюков подтвердил в Германии, что доллары не прибыли на их счёт. Он затем позвонил Чекалову в Москву и Чекалов сказал, что ему необходимы дополнительные две недели, чтобы получить доллары. Чекалов мог бы вернуть назад рубли в Банк Украины, но он рекомендовал, чтобы Банк Украины ждал поступления Западных фондов. Он заявил, что это был всего лишь старт для многих, более крупных сделок, которые принесли бы прибыль Банку Украины.

Митюков рассмотрел письмо с телексом от 6 января 1992 года с датой передачи 6 января 1992 года из фирмы Эдванс Кэпитал Сервисиз. Он сообщил, что письмо, на котором были только слова «финансовая корпорация» на верху сообщения, показались ему подготовленными в финансовой корпорации Картеса, канцелярию которой он только видел в более позднюю дату. По причинам, неизвестным ему, наименование Картеса и деловой адрес показались ему забеленными. Митюков заявил, что первое, что он увидел в этом письме, было имя «Роберт Палм». Поскольку Палм заявлял в письме, что «Докичук из Объединённого Национального Республиканского Банка» в Москве мог бы сделать выплату до 15 января, Митюков вошёл в контакт с Чекаловым относительно Палма.

Чекалов сказал ему, что Палм был Президентом большого Финансового треста в Канаде и Соединённых Штатах, который представлял пенсионные фонды, церковные фонды и фонды очень состоятельных людей. Чекалов сказал Милюкову, что это был Палм и его компания, кто упоминался в письме Гайдара как источник Западных фондов.

Дополнительно, на протяжении телефонного звонка Чекалову 16 января 1992 года Чекалов сказал Митюкову, что полное объяснение задержки и оплата должна ожидаться в скором будущем. Он заявил,
что одна из основных причин задержки состоит в том факте, что Российское Правительство ещё не одобрило формирование Объединённого Национального Республиканского Банка и что Банку было необходимо завершить эту сделку.

После разговора с Чекаловым Митюков вошёл в контакт с банковским коллегой в России, который проверил факт ведения переговоров о формировании Объединённого Национального Республиканского Банка. Этот человек также сказал Митюкову, что Докичук угрожал Российскому Правительству убрать банк и свои операции в Украину во вред России.

Приблизительно 23 января 1992 года Банк Украины послал Митюкова в Москву в попытке разрешить эту конфликтную ситуацию. Ранее в этот день МИТЮКОВ встретился с Чекаловым и Юрием Печеным, вторым директором Батькивщины. На этой встрече они показали Митюкову факсимильные копии четырёх векселей на предъявителя, выпущенных финансовой корпорацией Картеса и составляющих общую стоимость в тридцать пять (35) миллионов долларов. Они также показали ему письмо, датированное 21 января 1992 г., финансовой корпорации Картеса, подписанное Докичуком и адресованное Батькивщине. Письмо описывало векселя на предъявителя, указывая на то, что они могут быть обеспечены драгоценным металлом, и предлагая их использовать в качестве ценных бумаг, удерживаемых Банком Украины до тех пор, пока не будут выплачены доллары. Митюков спросил Чекалова, как бы он мог проверить достоверность векселей на предъявителя, но Чекалов не знал, как это сделать, поэтому он предложил спросить об этом у Докичука.

Позже в тот же самый день они встретились в офисе Докичука. Присутствовали на встрече Докичук, Чекалов (должностное лицо министерства), Лешнер (фонетик), Митюков и коллега Митюкова, Покрас из компании Сигма. Сигма была нанята Банком Украины, чтобы попытаться определить точное местоположение других источников долларов для приобретения их рублей.

На встрече Докичук сказал, что задержки были вызваны действиями, предпринятыми Центральным Банком России. Он заявил, что правительство всё ещё поддерживает его и он даже попытался войти в контакт с офисом Гайдара, поскольку все присутствовали.

Он позвонил по «специальной правительственной линии» и поговорил с секретарём, который сказал ему, что Гайдар на совещании. Докичук пытался войти в контакт с Гайдаром ещё несколько раз в этот день со всеми присутствующими, но в конечном счёте секретарь сказал ему, что Гайдар уже ушёл. Докичук всё ещё заявлял, что он и Палм приложили все усилия для создания Объединённого Национального Республиканского Банка и обеспечения сделки.

Докичук и Чекалов оба сказали, что все другие стороны сделки в 12 миллионов рублей ожидали получения долларов, и никто из них не требовал возврата своих рублей. Митюкову даже сказали, что были другие организации, ожидающие возможности занять позицию Банка Украины, если от них потребуется вернуть их рубли.

На этом совещании Митюков всё ещё считал, что они могут выполнить контракт и доллары могут поступить. Он таким образом не настаивал на рублях Банка Украины в это время. Докичук сказал ему, что рубли всё ещё были на счету и он мог бы вернуть их в тот же день, как только Митюков потребовал бы их. В то же самое время Докичук говорил о займе одного миллиарда долларов, который должен был поступить в Украину. Он сказал, что деньги должны были поступить из пенсионных фондов и религиозных групп на Западе. Он заявил, что «Д и П Совгруппа» действовала бы как агент для этих займов и что Картеса была трестом, который стал бы холдинговыми и входящими фондами. Докичук даже заявил, что 30–40% фондов уже было в тресте.

Митюков попросил Докичука описать трест Картеса и ему было сказано, что Картеса представляла собой большой «анонимный» трест, но что Палм был одним из владельцев и служил в качестве одного из директоров. Докичук также указал на то, что он (Докичук) обладал доверенностью действовать от имени этого треста.

На протяжении этой встречи Митюков также запросил Докичука о том, как он может проверить векселя на предъявителя, которые Чекалов продемонстрировал ему ранее, в этот же день. Он конкретно спросил Докичука о наименовании банка, который мог бы провести проверку, но Докичук заявил, что эти документы являются секретными, и порекомендовал ему не передавать их телефаксом и также сказал ему, что адрес банка также является секретным.

В этой точке интервью Митюков рассмотрел два письма, ранее представленные Мартин, которые были обеспечены им на протяжении выше описанного визига в Москву. Первое из этих писем было датировано 11 января 1992 г. — от Палма к Докичуку, подтверждающее, от имени «Д и П Совгруппы» был должностным лицом и эксклюзивным агентом для финансовой корпорации Картеса и был уполномочен как имеющий обратную силу до 1 декабря 1991 года для ведения переговоров от их имени. Второе письмо, подписанное Палмом, датированное 16 января 1992 г., и адресовано Банку Украины по поводу Докичука, Объединённого Национального Республиканского Банка, подтверждающее, что урегулирование возможно на протяжении одной или двух недель, и снова цитировали, что задержки связаны с правительственными гарантиями в России. Это письмо также появилось в Канцелярии Финансовой корпорации Картеса. Эти письма добавили к ощущению Митюкова, что эта сделка может быть завершена.

24 января 1992 года Митюков встретился в Москве с другом в Центральном Банке, который подтвердил, что был предстоящий запрос о формировании Объединённого Национального Республиканского Банка и на предмет кредитов для введения их в страну.

25 января 1992 года Митюков вернулся в Киев и встретился с Ющенко. После обсуждения с ним событий его поездки в Москву они решили потребовать возврата своих рублей. 27 января 1992 года они по почте и телефаксом направили письмо с требованием возврата своих фондов. Это письмо было отправлено по почте и по телефаксу Батькивщине как стороне, с которой они подписали контракт. Требование не было послано «Д и П Совгруппе».

На протяжении следующей недели он предпринял много попыток войти в контакт как с Докичуком, так и с Чекаловым. Не было никакого ответа из офиса Докичука и сообщения, оставленные на ответном механизме Чекалова, никогда не были возвращены. 7 или 8 февраля 1992 г. он окончательно принял телефонный вызов от Чекалова. Чекалов снова говорил о делах, которые они обсуждали в ходе своей последней встречи в Москве. Он сказал, что Палм послал сообщение Украинскому Правительству, показывающее, что заём в один миллиард долларов был предложен стране. Чекалов сказал Митюкову, что Банк Украины не должен настаивать на своём требовании о возврате рублей или приведении чего-либо, имеющего отношение к проблемам с Палмом, поскольку это могло бы нанести ущерб шансу для Украины получить заём. Митюков сказал Чекалову, что Банк Украины всё ещё требует возврата своих рублей. 10 февраля 1992 года Банк Украины получил от заместителя премьер-министра Украины Масика проект договорённости о займе, прося Банк оценить его. Проект составлял договорённость о займе с Россией, но было объяснено, что тот же самый текст собирались использовать для договорённости о займе с Украиной. Предложение было от Объединённого Национального Республиканского Банка и указывало на то, что фонды пришли от финансовой корпорации Картеса через «Д и П Совгруппу» и на счёт в Бельгийском Банке. Незадолго после того, как он получил проект договорённости о займе, Митюков поехал в Москву, где он встретился с А.И.Потёмкиным, главой основного ведомства по вопросам твёрдой валюты и экономическим проблемам при Центральном Банке России. Он обсудил проект договорённости о займе с Потёмкиным и Потёмкин подтвердил, что он видел аналогичные предложения по кредитам, которые были предложены России. Митюков предпринял дополнительные усилия для того, чтобы оценить предложение о займе, обращаясь к Чекалову с просьбой о том, чтобы Объединённый Национальный Республиканский Банк был зарегистрирован в России. Чекалов указал, что этот банк не был зарегистрирован в России, но был зарегистрирован за рубежом. В то же самое время Чекалов показал Митюкову два документа. Один документ представляет собой письмо, датированное 16 февраля 1992 года от директора Виннельмана в Берлине Роберту Палму в Объединённый Национальный Республиканский Банк. Письмо оказалось подтверждением присутствия большого объёма золотых запасов и упоминает о сумме свыше семи миллионов долларов, направляемых на продуктовую помощь. Второе письмо датируется 8 февраля 1992 г. канцелярии фирмы Интернешнл Сейлз Координейшн Нетворк; адресовано оно Президенту Соединённых Штатов; в нём упоминается программа оказания помощи продуктами, включающая сотрудничество между Интернешнл Сейлз и Сейфвей Интернешнл Фудз. Митюков предоставил копию этого письма на протяжении интервью. Он сообщил, что эти письма снова дали ему ощущение того, что доллары для сделки Банка Украины были в наличии.

13 февраля 1992 Банк Украины получил письмо ог Чекалова, адресованное Гетману. В письме заявлялось, что Фонды Банка Украины должны быть возвращены на протяжении пяти дней после согласования с Картеса.

14 февраля 1992 года Чекалов и Печеный пришли в офис Митюкова и принесли ему исходные векселя на предъявителя, упомянутые выше. Векселя на предъявителя были выпушены финансовой корпорацией Картеса и несли на себе серийные номера 410519, 410561,410562 и 410558. Митюков сообщил Чекалову, что банк не может принять сертификаты как ломбардный кредит против двух миллиардов рублей плюс штрафные суммы в Банк Украины. Чекалов не хотел больше держать эти сертификаты, поэтому он запросил о возможности их отложения как собственности «Д и П Совгруппы». Оригиналы всё ещё находятся на депозите в Банке Украины.

18 февраля 1992 года Митюков встретился с Масиком и Чекаловым для обсуждения проекта договорённости о займе. В это время Митюков сказал Масику, что договорённость о займе оказывается весьма усложнённой и что он видел письма о том, что деньги с Запада имеются, и что он не предполагает прерывать переговоры в это время. Чекалов продолжал, что сделка будет иметь место, но финансовая корпорация Картеса испытывает временные финансовые трудности. Митюков заявил, что на протяжении этого временного периода, что никто из Банка Украины не позвонил в Сбербанк, чтобы убедиться, что рубли всё ещё были на депозите.

23 февраля 1992 года делегация из «Д и П Совгруппы» приехала в Киев для встречи с Митюковым. Эта делегация состояла из Чекалова, Докичука и генерал-майора в отставке В.С.Андреева, в настоящее время Председателя Союза Отставных Офицеров России. Они обсудили условия размещения кредитов через Банк Украины и также некоторые предложения, касающиеся разблокированных фондов во Внешэкономбанке. Ни одно из этих предложений не было принято, однако, поскольку все они носили очень низкий профессиональный уровень. На протяжении встречи они поддерживали в Митюкове полную уверенность, что фонды Банка Украины будут возвращены.

27 февраля 1992 года Виктор Клочков, директор по финансам «Д и П Совгруппы», принёс проект простого векселя Объединённого Национального Республиканского Банка в сумме 35 миллионов долларов США. Митюкову сказали, что если он подпишет этот простой вексель, этот последний может быть использован для того, чтобы получить фонды, которые, в свою очередь, могут использоваться для возврата денег Банка Украины.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments