Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Кое-что про преступную сущность антикоммунизма

«Об отношении к Сталину». С удовольствием копирую полностью.

Михаил Хазин [khazin] 2016-03-07

Дискуссия о роли Сталина в истории нашей страны, которая обострилась в связи с годовщиной его смерти, имеет, на самом деле, глубоко прагматический смысл. В реальности это вопрос о власти. Дело в том, что Великая Октябрьская социалистическая революция не просто сменила режим (в реальности смена происходила около 20 лет), но и оторвала от власти то, что называется «правящие классы». И дикая ненависть этих классов к тем, кто их оторвал от кормушки, осталась до сих пор. Вопрос о власти в нашей стране встал вновь: я уже как-то писал, что современная российская элита — это растянувшаяся на 25 лет элита февраля–октября 1917 года, та самая, которая и свергла «царя-батюшку», поскольку он ограничивал их возможности воровать и продавать свою страну. Сам «царь-батюшка» оказался слабоват (в отличие от своего отца) и его сожрали, но дальше начались проблемы. Кто устроил события 24–25 октября — большой вопрос, поскольку есть серьёзные основания считать, что большевики были там далеко не на первых ролях, а реально они получили власть в результате Гражданской войны (которую тоже устроили те, кого выгнали из власти по итогам Октября). Но историю мы пока трогать не будем, а приведём две цитаты о Сталине.

Первая — митрополита Илариона, одного из лидеров «православно-монархической» партии в нынешней России:

===

Сталин вполне сопоставим с Гитлером. Я считаю, что Сталин был чудовищем, духовным уродом, который создал жуткую, античеловеческую систему управления страной, построенную на лжи, насилии и терроре. Он развязал геноцид против народа своей страны и несёт личную ответственность за смерть миллионов безвинных людей. В этом плане Сталин вполне сопоставим с Гитлером. Оба они принесли в этот мир столько горя, что никакими военными или политическими успехами нельзя искупить их вину перед человечеством. Нет никакой существенной разницы между Бутовским полигоном и Бухенвальдом, между ГУЛАГом и гитлеровской системой лагерей смерти. И количество жертв сталинских репрессий вполне сопоставимо с нашими потерями в Великой Отечественной войне.

Победа в Великой Отечественной войне была действительно чудом, потому что Сталин перед войной сделал всё, чтобы разгромить страну. Он уничтожил всё высшее руководство армии, в результате массовых репрессий поставил некогда могучую страну на грань выживания. В 1937 году, когда была перепись населения, страна недосчиталась десятка миллионов людей. Куда делись эти миллионы? Их уничтожил Сталин. В войну страна вступила почти обескровленной. Но, несмотря на все чудовищные репрессии, народ проявил небывалый героизм. Иначе как чудом это назвать нельзя. Победа в войне — это победа народа. Народа, который проявил величайшую волю к сопротивлению. Чудо победы в войне — это великое явление силы духа нашего народа, которую не сумели сломить ни Сталин, ни Гитлер.

===

Я не верю, что Иларион настолько безграмотен, что не знает, реально происходило в нашей армии. Подобный текст — это агитка. Смысл её состоит в том, что те, кто хочет считать себя православным, должны, во-первых, подчиняться Илариону, а, во-вторых, следовать неким правилам, которые этот же Иларион всем вменяет. У Илариона проблемы: народу такой подход не нравится. Но логика борьбы за власть однозначна: в этом месте он будет продолжать свою идеологическую работу. Отсюда, кстати, однозначно следует, что Власть для Илариона важнее Бога. Со всеми вытекающими.

А вот противоположная статья.

Черняховский Сергей Феликсович, доктор политических наук, профессор, действительный член Академии политических наук:

===

Когда эти люди обвиняют ГУЛАГ, НКВД, тройки и «репрессии» — это ещё может выдаваться за идейную позицию. Хотя постоянная артикуляция одного и того же и постоянное оперирование давно опровергнутыми — либо признанными незначимыми и искажёнными — фактами уже само по себе давно утомляет любого, кто хочет остаться минимально беспристрастным.

Во многом главное, что не устраивает антисталинистов в том, что они называют «сталинизмом», это его противостояние фашизму: как в виде гитлеровского нацизма, так и во всех иных формах. И их больше не устраивает не то, что под удар «карательных органов» попадали невиновные, а то, что под него подпадали как раз виновные. Это не значит, что из Гозмана нужно делать абажур: абажуром пользоваться будет противно. Но это и не значит, что его и таких, как он, нужно оставлять безнаказанными.

Люди этого типа заученно зовут к «суду над сталинизмом», пытаясь игнорировать то, что общество их давно отторгает и относится как к обычным уличным скандалистам, под вечер задирающим прохожих с банкой пива в руках.

Строго говоря, в содержательном плане сам термин «сталинизм» имеет не научный, а публицистически-бессмысленный характер. Фашистов называют фашистами, потому что те сами так себя называли, монархистов — потому что они сами избрали это имя, белогвардейцев белогвардейцами по тем же причинам. Даже единомышленников Гозмана, Сванидзе и Прохоровой называют либералами лишь потому, что те сами такими себя объявили — хотя к либерализму имеют даже меньшее отношение, чем Гитлер к социализму. Ни Сталин, ни его симпатизанты себя сталинистами не называли и никто из них сам термин «сталинизм» не использовал. То есть сам термин — это некое произвольное измышление тех, кто себя относит к «антисталинистам».

Если «антисталинисты» — это те, кто против «сталинизма», а что такое «сталинизм» — остаётся не вполне понятным, встаёт вопрос: всё же против чего же выступает «антисталинизм».

Они повторяют, что считают «фашизм» и «сталинизм» одинаково «преступными». Но если против гитлеризма боролся «преступный сталинизм», то и гитлеризм становится чуть «менее преступным». То есть атаки на «сталинизм» на самом деле являются скрытой формой реабилитации и оправдания нацизма, фашизма и гитлеризма. Скрытой — не только потому, что открыто пытаться встать на сторону последних, тем более в России, слишком кощунственно, но и потому, что есть момент, действительно смущающий (но только смущающий) их в практике нацизма — его этническая политика и геноцид, среди прочего, по отношению к тому этносу, к которому принадлежат многие из этих людей.

В фашизме их не устраивает его этническая направленность, в «сталинизме» — классовая. Но поскольку классовые интересы всё же более значимы, чем этническое пристрастия, Советский Союз они ненавидят больше, чем фашистскую Германию, чья классовая политика и классовая сущность во многом является воплощением их социал-дарвинистских идеалов. Они так же презирают народ, как презирал его фашизм. Они так же видят себя высшими судьями и высшими вершителями судеб, как себя таким видели лидеры фашизма. Они так же лгут, как лгали фашисты, они так же ненавидят антифашистов, как ненавидел их Гитлер, они так же своей демагогией развращают людей, как развращала их гитлеровская пропаганда. Они — такие же

Кроме политических и идеологических причин, о которых стоит говорить отдельно, у антисталинизма есть и определённые политико-психологические причины. В первую очередь — это частью личностная ущербность, некое «обезьянье начало», протестующее против человеческого в человеке, напряжённости и установки на мобилизационность, которой жили люди эпохи Сталина («Борьба с обезьяной»). «Антисталинизм» — это обезьяна в человеке, это желание стоять на четвереньках. И зависть к тем, кто действительно стоит на ногах. И агрессивное требование ко всем опуститься на четвереньки.

Но в данном случае важнее другое. Антисталинизм — это в первую очередь ненависть ко всему, чем жила страна в период руководства Сталина, тому, что от этого осталось, и стремление всё это разрушить. То есть это не только неприятие либо осуждение издержек той эпохи и цены, которую пришлось заплатить за успехи, это именно неприятие всего и ненависть ко всему. Включая то положение, которое в мире занял СССР в результате победы во Второй Мировой войне.

Вообще их постоянное стремление перенести обсуждение с вопроса о том, что удалось получить, на вопрос о том, сколько заплатили, показывает их маниакальное стремление всё получать бесплатно: в каком-то смысле психологически антисталинизм — это доведенный до патологии паразитизм.

И как любая идейно-политическая тенденция, он имеет разные формы проявления. Это может быть предметом особого академического анализа, но в данном случае и в общем плане можно выделить три такие формы, три его исторические воплощения.

Первая — это собственно гитлеризм и нацизм. Разумеется, Гитлер ставил своей задачей общее завоевание России, порабощение и уничтожение её государственности и культуры. Но в не меньшей степени он ставил своей задачей именно уничтожение социально-экономического строя и политической системы, существовавшей в СССР, образа жизни и отношений между людьми — всего того, что на тот момент и можно было назвать «сталинизмом». В отношении того, стал бы он уничтожать лагеря и освобождать «узников ГУЛАГа», большие сомнения. Хотя понятно, что тех, кто там оказался оправданно — тех же его сторонников и агентов — конечно, освободил бы. А «честных коммунистов-ленинцев» там бы и оставил.

Вторая историческая форма антисталинизма — это даже не хрущёвство и фальсификация «XX съезда»: там «обвиняли» Сталина, но не покушались на совокупность созданного при нем отношений. Вторая форма — это «антисталинизм» периода «перестройки». Когда сначала задачи развития страны были подменены осуждением её прошлого, а потом на фоне истерии по поводу этого монопольно навязанного «осуждения» осуществлено разрушение и экономики, и государственности, и позитивных латентных образцов, созданных в ту эпоху.

Третья историческая форма — непосредственное правление «антисталинистов» в 1990-е годы: уничтожение промышленности и экономики, обнищание населения, разграбление страны с количеством человеческих жертв в несколько раз превышающим общее число узников ГУЛАГа и в полтора десятка раз — число приговорённых к расстрелу по политическим статьям за всё время правления Сталина.

Три исторические формы: гитлеровская, горбачёвско-яковлевская, чубайсовская.

Обвиняющие «сталинизм» сегодня — по сути, большей частью в том или ином виде реабилитируют и защищают преступления Гитлера, «перестройки» и начала 1990-х, чубайсовщины. Они — действительно враги страны, её народа, её истории и культуры. Но когда те, кого они объявляют своими врагами, говорят им, что тогда и их будут рассматривать как врагов, они гневно заявляют, что назвать врага врагом — это наследие ими же придуманного тоталитаризма. И твердят о своём праве критиковать государство — в основном потому, что считают себя подданными другого государства.

Любое упоминание осуществлённого ими преступления они постараются утопить в массе уводящих в сторону обсуждений. И размыть любое обличение своих действий в истерических оскорблениях в адрес назвавшего их своим именем.

Во всех своих трёх воплощениях «анстисталинизм» был направлен не только против коммунизма и социализма — но против России, её культуры и её суверенитета, её влияния в международных отношениях. И каждый раз наносил катастрофический ущерб стране, равно как приводил к массовой гибели мирного населения.

Кстати, что есть по своему деятельностному характеру антисталинизм: возбуждение ненависти либо вражды, а также унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам национальности, происхождения, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершённые публично или с использованием средств массовой информации — пункт 1 статьи 282 уголовного кодекса РФ в чистом виде. И давно уже совершаемые организованной группой лиц с применением насилия (морального и информационного), а часто и с использованием служебного положения: второй пункт той же статьи. Ещё раз: пресловутая 282 статья. Да и многие другие.

Антисталинисты шумят и скандалят, давно отвергнутые и презираемые обществом. Но если беспристрастно проанализировать, что такое антисталинизм, он оказывается предельно античеловечной и антироссийски ориентированной идеологией. Содержащей в себе попытки реабилитации и оправдания преступлений нацизма и гитлеризма. А как политическая практика — по количеству жертв, бесчеловечности, масштабу разрушений — бесчеловечной и преступной политикой.

Нужно, наконец, быть честными и сказать прямо: антисталинизм — это преступная идеология и политика. Антисталинизм — преступен.

И пока его представители безнаказанно терроризируют людей, нанося удары по их исторической памяти и исторической самоидентификации и отводя их возмущение от себя, требуют «суда над сталинизмом», нужно просто поставить всё с головы на ноги, вернуться к здравому смыслу, официально провести суд как раз над антисталинизмом как преступлением против человечности, рассмотрев вопрос о совокупности его преступлений в 1940-е, второй половине 1980-х и 1990-е годы. И об их рецидивах в наше время.

===

Обращаю внимание: Илариона в список антисталинистов Черняховский не включил. По простой причине: в его (Черняховского) понимании РПЦ — не компрадорский институт. Тут есть вопросы (близость Илариона к Ватикану не является секретом), но сама по себе позция тоже понятна: Черняховский исходит не из интереса правящего класса, а интереса народа и страны. А элита в нашей стране сегодня откровенно компрадорская. И другой быть не может, поскольку создана она приватизацией, легитимность которой общество не признало. А потому — та взаимная ненависть, которая ярко видна в приведенных текстах, ещё сыграет свою деструктивную роль в жизни нашей страны, Дай Бог, чтобы обошлось без новой гражданской войны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →