Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Когда стороны идут на обострение

1905-01-22 (по григорианскому календарю депутация созданного Сергеем Васильевичем Зубатовым и возглавляемого Георгием Аполлоновичем Гапоном легального собрания русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга понесла к Зимнему дворцу составленную 1905-01-18–21 петицию рабочих и жителей Санкт-Петербурга. В тот момент сам Николай II Александрович Романов пребывал в Царском Селе (кстати, само это название происходит от шведской усадьбы Саари Моис, что в свою очередь связано с местным словом, в русском произношении звучащим как «мыза», и не имеет никакого отношения к царям), но его городскую резиденцию надлежало охранять. Вдобавок среди десятков тысяч (в целом по городу, как выяснилось уже в ходе событий, 140 тысяч) манифестантов заведомо ожидались боевики нескольких тогдашних радикальных партий, а сам Гапон заранее предупредил рабочих, что в случае отказа царя исполнить хотя бы минимальные их требования они могут считать, что государя у них нет, и добиваться своих целей силой. Руководители силовых ведомств стянули в город около 40 тысяч полицейских, солдат и казаков (эти иррегулярные пограничные войска уже давно — по мере укрепления границ и перехода к их постоянной охране — стали исполнять в России обязанности внутренних войск). В целом по городу произошло около десятка столкновений манифестантов и силовиков. Со стороны силовиков погибли — как установлено расследованием, от шальных пуль самих военных — двое полицейских. Со стороны манифестантов, по официальным данным, убито 96 человек, ранено 333, из них 34 умерли от ран (по самым правдоподобным из множества сильно расходящихся неофициальных оценок, с учётом стычек в последующие 2 дня убитых 150–200, раненых и пострадавших от давки 800–1000). Ещё через 10 дней назначенный на новоучреждённую должность генерал-губернатора Санкт-Петербурга Дмитрий Фёдорович Трепов организовал передачу петиции лично императору депутацией из 34 рабочих. Однако наладить (или, как полагают многие, восстановить) взаимопонимание высшей власти с рядовыми жителями через головы высших слоёв общества так и не удалось. «Кровавое воскресенье» стало точкой отсчёта первой — и далеко не последней — русской революции.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments