Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Страна жива разнообразием творчества

Дмитрий Евстафьев · 2015-10-26 01:23 · отредактировано · На всякий случай копирую полностью.

Знаете, а ведь мы были страной чудаков. Я даже, кажется, об этом писал.

Были и перестали быть.

Страна чудаков — это когда каждый четвёртый сельский механик, забросив трактора, строил вечный двигатель. Да, получался, как правило, самогонный аппарат, но строил-то он вечный двигатель. А в столе у скучнейшего бухгалтера находили многотомный роман, позабористей «Войны и мiра». Который он писал без малейшей надежды на то, чтобы издать. Писал, просто потому, что не мог не писать. А питерская учительница делала вышивки, да такие, что дух захватывало у провинциальных мастериц. А как назвать людей, которые месяцами и без малейшей надежды на выгоду встраивали кораблики с мельчайшими деталями в бутылки из-под кефира и жигулёвского пива?

Их были миллионы…

Чудаки соревновались в изготовлении лучших бутербродов. Был такой конкурс в газете «Неделя», кажется, но могу ошибаться. И, думаю, это были классные бутерброды, не чета «макдональдсам». А уж как в любом приличном городе хозяйки соревновались в рецептах «Оливье»! И не верьте тем, кто говорит, что это от недостатка продуктов.

А какие вязаные вещи изготавливали наши женщины… Редко когда продавали. Дарили, меняли в основном.

Как пересылали из города собственные выкройки.

А мужчины создавали собственные топливные системы для «Москвичей». Я знаю, я сам видел…

Эти чудаки, несмотря на все запреты, летали на своих планерах с Горы Клементьева, подчас разбиваясь насмерть. Потому что была у них такая потребность… Я даже не уверен, летали бы они сейчас, когда это стало дозволенным.

Я никогда не забуду программу «Это вы можете» на телевидении, уже не помню на каком канале… Она как бы была от журнала «Техника — молодёжи», которым руководил чудной даже с виду Василий Дмитриевич Захарченко. Его в 1984 году сняли с должности то ли за публикацию полит-некорректной (и литературно слабой, надо сказать) второй части «Космической одиссеи» (называлась она, кажется, «Одиссея 2010» или что-то в этом роде) Артура Кларка. То ли за бесконечные поиски «снежного человека» — тут могу подтвердить, перебарщивали ребята. Но он не унывал.

Боже, какую хрень они несли на этой передаче. Они отправляли контейнеры обратным ходом по трубопроводам, ни разу не заботясь о налипании парафинов. Они создавали «гарпунные тормоза» для автомобилей, не думая о том, во что превратятся дороги, которые и без них были так себе. Они демонстрировали трактор, который пахал колёсами. Гениальный Терентий Семёнович Мальцев — тоже чудак, блистательный чудак — их бы колесовал на месте. Прямо в студии. Трактором.

А самодвижущийся детский горшок чего стоил…

Но они же приезжали к телецентру в Останкино на самодельных автомобилях с пятицилиндровым двигателем-звёздочкой, отлитой в обычном гараже. И эти автомобили ездили! И в этот момент ты понимал, что они не болтуны и не прожектёры.

Даже умирающая в закостенелости советская система не могла противостоять этим чудакам и время от времени что-то внедряла, что-то обсуждала, с чем-то соглашалась. Советская система, конечно, дряхлая, но вполне способная «загнать за Можай» «кухонную диссиду» (и хорошо, если в относительно цивилизованный Нижний Тагил, а то бывало — и в совсем захолустный Брайтон-Бич), склонялась перед этими чудаками. Склонялась потому, что чувствовала за ними какую-то глубинную правду.

А потом…

А потом нам сказали, что чудаки не нужны. Вообще. Что нужны «профессионалы», которые всё «невидимой рукой рынка» наладят, построят, обогреют, обустроят… Короче, сделают нам красиво. Мы, и правда, хотели красиво.

Мне иногда кажется, что пресловутую Perestroyka придумали просиживавшие по разным конторкам штаны за чтением Стругацких «замзавлабы», которые просто завидовали чудакам, поскольку сами в массе своей были бездарны и бесплодны.

Но и мы все виноваты. В конечном счёте, это мы «сдали» мы наших чудаков. С потрохами «сдали».
И страна сразу же стала другой. Почти мгновенно.

Нет, мы не стали страной «профессионалов». Почему и как — сложно сказать. Но то, что вместо «профессионалов» мы получили менеджеров, которые бессмысленными ордами — как имперские штурмовики — заполнили улицы наших городов и экраны телевизоров.

Из страны чудаков мы стали страной менеджеров и вуменджеров (разница, согласитесь, постоянно и фатально стиралась) закованных в почти стандартные (корпоративный дресс-код!!!) синие костюмы из шерсти «super-120». Мы стали скучной страной. Совсем скучной. Впрочем, Егор Гайдар об этом, как он сам говорил, и мечтал. Правда, сам он в этой скучной стране довольно быстро спился. Я что-то сказал, чего никто не знал?

Они, эти менеджеры и «вуменджеры», называют себя «креативным классом». Смешно.

А что, собственно, креативного в их жизни и работе? Стремление покреативнее наклюкаться «в хлам» в пятницу, потому что так принято? Покреативнее часами выбирать себе галстук и сумочку?

Вообще, все эти офисы из стекла и бетона (основной цвет — серый), которыми мы так восхищались, в действительности, изумительно энтропийное место. Я знаю, я в таком работал. Место бессмысленных эмоций, гонора, больших и не очень больших денег. Но место, где всё это пропадает, падает в пустоту повседневности, почти не оставляя за собой следа. Разве только «инвестиции» и «пенсионные схемы». Собственно, «офисный планктон», называющий себя «креативным классом», имеет своей главной целью — дожить до того момента, когда можно будет не работать.

То есть, простите, целью само-названного «креативного класса» является социальная смерть? А как же наши бабушки, которые до последнего ехали к нам, на другой конец города, чтобы привести внучатам «вкусненького»? Для них смыслом жизни было движение. Какая разница в жизненном целеполагании. Какая разница в судьбе.

Мы как-то не задумывались, что чудаки — наше лекарство от мизантропии и претенциозности. Нам всем так хочется казаться важными и извергать из своего нутра «умности», но появляется чудак — и мы улыбаемся, внутренне ему завидуя. Мы так хотим быть умными, но выглядим непроходимыми глупцами перед чудаками, которые на коленке паяют что-то… На их фоне и только на их фоне мы понимаем свою социальную безнадёжность и персональную унылость.

Они, вероятно, и были тем «креативным классом», который мы потеряли. Потеряли бездарно. Потеряли своим неуважением и невнимательностью. И ещё наши бабушки.

Жаль, очень жаль. И одновременно — нам большая наука. На будущее. У нас ведь есть будущее, не правда ли?

В конечном счёте, каков лозунг чудака? «Я это сделаю» — вот его лозунг. Это дорого, иногда опасно, иногда даже не нужно, но он, и правда, это сделает. Потому, что «по приколу», потому, что «интересно». Согласитесь — какие это чуждые слова для рыночной экономики… В которой главный лозунг: «Дай» и последующий вой о том, что вам/нам «недодали». Потому, что в нашей отечественной рыночной экономике уже давно «всё уже украдено до нас». И нам уже точно «не додадут». Так ведь? Ну, если честно?

Знаете, коллеги, гляжу я на нашу скорбную мировую действительность. Времена уж больно суровые на горизонте маячат. И дымком уже попахивает, нехорошим таким дымком, не печным. И уже не только от покрышек с соседней юго-западной территории.

Так, вот, гляжу и думаю:

А не пора ли нам вновь становиться страной чудаков?

Чудаков и воинов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments