Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Вынесено из комментариев

Пока не разобрался, каким образом на форумах сайта «EditBoard» указываются адреса конкретных сообщений. Поэтому указываю только на тему «Замечания к примечанию» форума «Правда и ложь о Катыни».

Вячеслав Сачков Тема: Re: Замечания к примечанию Ср Май 01, 2013 9:09 pm

… Я уже указывал на заявление Сталину 8 офицеров, которое они написали в лагере в начале 1941 г. от имени 230-ти переданных в УНКВД и оказавшихся вместе с ними в Норильлаге. Опубликовавший его журналист обнаружил его в копии в архиве лагеря. Он сделал совершенно нелепый вывод о том, что раз-де копия, то заявление якобы до адресата не дошло, а авторы его якобы подверглись репрессиям. В действительности наоборот. Раз в деле копия, значит оригинал дошёл до адресата, а что за тем последовало, вопрос отдельный. Если бы были репрессии, соответствующие документы отложились бы в лагерном архиве и журналист с ликованием их опубликовал. Но так как таковые не отложились, репрессии, вероятнее всего, не последовали. Однако это не вполне проясняет вопрос, который в итоге остаётся.

Почему, действительно, приговоры начали выносить значительное время спустя после водворения освобожденных из плена в лагеря? Вообще история их отправки в лагеря, мягко выражаясь, весьма необычная, странная. Почему приговоры начали выносить так поздно, причём уже в лагерях? Все ли на самом деле получили приговоры? Когда в действительности началось освобождение и на какое время оно на самом деле в основном пришлось?

Журналист пишет, что освобождать начали только с 1942 г., причём освобождено было значительное меньшинство.

Однако по сведениям Прилукского РВК Коми АССР многие из них были призваны на фронт в октябре 1941 г. См.

ОБД 64696023

Номер донесения 62073

Тип донесения Донесения послевоенного периода

Дата донесения 22.07.1946

Название части Прилузский РВК Коми АССР


Возможно, приговоры им были вынесены ранее того времени, но также не исключено, что и вовсе не выносились. Как бы то ни было, однако призыв на фронт есть уже установленный факт. По спискам военкомата идут одни рядовые, в т. ч. коми по национальности, которых поимённо называл в своей публикации журналист.

Следовательно, судьба 230 офицеров сложилась как-то иначе. Воспоминания одного из них публиковались дважды в сети. Впервые в 1998 г., отрывок о следовании из Южского лагеря в Норильлаг, о том, какой тяжёлой была дорога, именно, на северной части пути. Второй, гораздо более длинный, отрывок попал в сеть несколькими годами спустя. Интервьер спросил его, не имеет ли он обиду на власть, которая так сурово его наказала. Мемуарист ответил, что не имеет. Наоборот, сказал он, он отлично знал на что шёл, сделал свой выбор сознательно. По его словам, в финском плену ему предлагали вступать в добровольческий батальон, сулили большую зарплату, направление на учебу в военную академию любой из западноевропейских стран по его выбору и т. п., но он отказался, был коммунист. А самый интересный эпизод в его воспоминаниях — о том, как его восстановили в партии и избрали парторгом, когда его лагерный срок ещё не кончился, т. е. когда он был ещё зэком. При жизни Сталина.

Я долго не мог сообразить, как такое вообще могло случиться?

Теперь до меня дошло. Когда 230 офицеров, которым следователи говорили, что они прошли проверку успешно, которые сами активно выявляли скрывавшихся бывших добровольцев и капо, отправляли в лагеря, им говорили, что их отправляют на выполнение секретного особого задания. Попав в лагеря, первое время (как сообщается в вышеупомянутом заявлении) они не понимали, кто они, заключённые или свободные люди. Позднее до них дошло, в каком статусе они находятся.

Но так описывают дело в заявлении 8 человек, обращавшихся якобы от имени всех 230-ти.

Теперь предположим, что никто заявителей писать обращение к Сталину не уполномочивал, что в действительности они писали только от самих себя, а остальные просто не возражали, но их молчание авторы приняли за согласие. Т. е. эти восьмеро не знали чего-то того, о чём знали остальные 222.

Далее предположим, что в лагерях большинство из 230-ти офицеров на самом деле выполняли ответственное секретное задание, что остаётся тайной до сих пор. Действительно, их дальнейшая судьба с момента отправки заявления Сталину остаётся невыясненной доныне.

Так может быть, секретное специальное задание в лагерях они выполняли на самом деле и этим объясняется загадка вынесения приговоров уже в лагерях спустя довольно долгий срок после водворения в них?

Вспомним, что на той самой пристани на пути к Воркуте, на которую прибыли освобождённые из плена, в 1942 г. началось восстание заключённых. Вспомним ещё готовившуюся гитлеровцами операцию «Анадырь» — массовое восстание заключённых Воркутинских лагерей. В восстании, которое произошло в 1942 г., участвовало несколько десятков заключённых и оперативникам стоило больших трудов подавить его, причём это заняло у них сравнительно долгое время. Но если бы планы немцев осуществились так, как задумывалось и готовилось, оно могло принять значительно бОльшие и гораздо более опасные масштабы.

Если же допустить, что офицеры отправлялись в лагеря в качестве надёжных секретных агентов с миссией предотвращения подобных инцидентов, тогда сходится. Становится ясно, почему одного из них, ещё в статусе зэка, восстановили в партии и избрали парторгом, а также почему приговоры на них не находятся. Потому что приговоров не было и не могло быть. Раз отправляли особо секретными агентами, не должны были им выносить приговоры, потому что из этого вытекали бы чересчур далеко идущие никому не нужные юридические последствия.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments