Anatolij Wassermann (awas1952) wrote,
Anatolij Wassermann
awas1952

Военно-революционное хозяйство

Семён Сергеевич Уралов · 2015-04-06 23:09 · отредактировано · На всякий случай копирую полностью.

‪#‎заДонбасс‬

Политэкономия вооружённого восстания на Донбассе

Пока что мы не до конца понимаем те социальные и политэкономические процессы, которые произошли на Донбассе и в остальной части бывшей Украины. Мы находимся в плену медийных образов, политических заклинаний и поражены одичанием и бесчеловечностью евроукраинцев, либералов, нацистов и кровожадных кликуш.

Говорить о том, что в бывшей Украине происходит этнический конфликт между русскими и украинцами, в корне неверно. По крайней мере на Донбассе не воспринимают это как этнический или национальный конфликт. Это даже не межрегиональный конфликт: в центре Донецка спокойно работает «Львивська кавьярня» — и прибыль, судя по всему, уходит во Львов.

Другой вопрос, что агрессивный национализм, обернувшийся нацизмом и расизмом с тупорылыми шутками про «рабов», не мог не вызвать обратку. Но такая реакция заложена в нашем народном характере — что у русских, что у белорусов, что у казахов, что у татар и прочих финно-угров. При виде откровенного нацизма и расизма эффективнее дать в морду, чем вступать в дискуссии.

Другое дело, что в Киеве эту войну хотят преподнести, как этнический конфликт. Но это простейшая политтехнология, когда социальные процессы прикрываются этно-национальными основаниями.

В действительности мы имеем дело дело с крушением социально-экономической модели бывшей Украины. Политический миф утверждает, что современная Украина это самоцель и вечные стремления украинского народа. В политэкономической действительности бывшая Украина является деградирующим УССР, где все 24 года проходил всего лишь один процесс — приватизация индустриально-промышленных активов. Всё остальное — бантики и фальш-панели.

Если вы посмотрите на те процессы, что происходят в бывшей Украине, то увидите: с началом военных действий процессы приватизации только усилились. Хотя с мобилизационной точки зрения должно происходить всё наоборот: если государство хочет победить, оно должно провести сверхконцентрацию ресурсов.

Но так как никто из правящего класса Киева не вскроет своих истинных целей, то им выгодно представлять эту войну как борьбу с «Русским миром», с «колорадами» и так далее. Никто же вам не скажет, что вы должны стать инвалидом, чтобы Коломойский монопольно контролировал Одесский порт и экспорт пшеницы?

Поэтому с политэкономической точки зрения на Донбассе произошло вооружённое восстание. Которое является логичным продолжением Евромайдана в Киеве. Однако протестующие в Киеве оказались наивными крестьянами и алчными мещанами, допустившими, чтобы народный бунт обернулся переворотом. В его ходе одни миллиардеры сменили других. Особо буйных отправили в батальоны убивать своих сограждан. Остальным включили людоедскую пропаганду на олигархическом телевизоре.

На Донбассе, насёленном пролетариями, инженерами и людьми трудовых профессий, на такой дешёвый развод не повелись. Поэтому народ воспользовался базовым правом — правом на восстание. Оно на втором шаге стало восстанием вооружённым. Если искать аналогии в истории, то ближе всего Парижская коммуна или восстание большевиков и эсеров 1917 года.

Поэтому кстати, на Донбассе не осталось представителей бывшей правящей элиты. Олигархия, крупная буржуазия, финансовые спекулянты и прочие паразиты спекулятивной экономики предпочли эмигрировать в Киев, Крым, Москву или ЕС. Потому что в ходе вооружённого восстания им просто не осталось места на Донбассе. Государство, образовавшееся в ходе вооружённого восстания на Донбассе, разительным образом отличается от бывшей Украины.

Гражданская война стала точкой сборки нового государства. Оно в отличие от бывшей Украины стремится к концентрации государственных ресурсов. Это выражается, например, в финансовой политике. Коллапс системы частных банков привёл к тому что в ДНР финансовой монополией обладает государственный республиканский банк. Что сразу же привело к ликвидации спекулятивной составляющей. Так, например, в Республике взят курс на бивалютную систему гривна–рубль. Причём курс обмена не просто фиксированный везде — даже нет привычной маржи между покупкой-продажей. То есть и покупают, и продают по 50 украинских копеек за российский рубль — что для либеральной экономики нонсенс. Но несмотря на противоречия либеральным канонам, финансовая система работает. Нет частных финансовых институтов = нет спекуляций.

Похожая история произошла с продуктовыми рынками Донецка. Республика предпочла вернуть главные торговые площадки в государственную собственность и жёстко мониторить цены на базовые продукты питания, чем доверять «невидимой руке». Что с точки зрения либеральной «экономикс» является абсурдом и ересью.

Фактически мы имеем дело с возникновением политэкономического феномена плановой государственной экономики на Донбассе в противовес спекулятивной экономике в бывшей Украине. И это главный политэкономический урок вооружённого восстания на Донбассе, открывшего дорогу новому государству.

Война и лишения, в свою очередь включили в людях лучшие качества. Те качества, которые тщательно уничтожали последние 25 лет с помощью консьюмеризма, приватизации, национализма, потребительского кредитования, коммерческой рекламы, антисоюзной пропаганды и прочих либеральных технологий. Но люди Донбасса, выплавленные из угля и стали — отдельная тема.

Для чистоты политэкономического понимания контуров нового государства на Донбассе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments